Окончание «летних каникул» принесло весьма многообещающие известия: российская власть, кажется, признала особую важность работы над имиджем государства и в лице премьера Д.А. Медведева манифестировала стремление всерьёз заняться, наконец, радикальным улучшением имиджевой сферы.

 

Лучше знать лишнее, чем ничего не знать.

Сенека Луций Анней


Жаль, конечно, что мы постоянно «теряем темп» и «тормозим» на совершенно очевидных и апробированных другими вещах. К примеру, о том, что из-за настороженного восприятия России в мире обязательно будет страдать инвестиционный потенциал страны, что это станет серьёзным препятствием для реализации сколько-нибудь значимых международных проектов, говорилось многие годы, но пока продолжался «нефтедолларовый дождь», особой реакции от властей не было… С другой стороны, лучше всё-таки позже, чем вообще никогда.

Вовсе не ради красного словца зарубежные и отечественные эксперты относят Россию к странам с высоким инвестиционным потенциалом. Они же, правда, одновременно указывают и на то, что потенциал этот весьма сложнореализовать – в первую очередь именно из-за проблем с имиджем России и её государственной власти. Даже знаменитый «Северный поток» при несомненной экономической выгоде его для всех участников проекта неоднократно упорно тормозился теми или иными группировками европейской общественности, которая никак не признаёт за Россией статус надёжного и добропорядочного партнёра.

Кроме прочего, отрадно наблюдать обогащение «имиджевой риторики» российского политического истэблишмента. В частности, дляпродвижения позитивного облика страны зарубежом власть собирается расширить использование «мягкой силы». Как говорится, дай Бог… Похоже, полезный опыт наших геополитических противников, мастерски маскирующих свои истинные глобально-имперские цели пафосной демагогией об «универсальной ценности» западной демократии, замечен и должным образом оценён российской властной элитой, то есть признан достойным внимания, понимания и применения.

Действительно, освоение богатого арсенала soft power позволит Российской Федерации чувствовать себя на международной арене куда более уверенно и спокойно. Впрочем, ещё следует иметь в виду, что в Америке на базе инструментария «мягкой силы» сейчас активно разрабатывается новейший аппарат «стратегических коммуникаций». И эту более совершенную методологию тоже неплохо было бы попытаться «пересадить» на российскую землю.

Не случайно ещё Эпикур в седой древности утверждал, что знания нужны человеку, дабы освободиться от страха… Современную Россию и россиян «стращают», прямо скажем, все, кому не лень, но особенно – наши заклятые друзья-американцы. В недалёком будущем у них как раз завершится очередной выборный президентский цикл. Если в Белый дом вернётся Барак Обама, возможно, инициированная им американо-российская «перезагрузка» будет продолжена в более или менее конструктивном русле, то есть с учётом интересов обеих сторон.

Но если победит республиканец Митт Ромни… Согласно его предвыборным обещаниям, «перезагрузка» между Америкой и Россией вполне может получить диаметрально противоположное направление. Это означает кардинальный пересмотр практически всех важных для Кремля вопросов, включая отношение непосредственно к России и СНГ, к Ирану и Сирии, к проблемам и трендам современной мировой энергетики и т.д.

Россия, по мнению Ромни, продолжает оставаться «главным врагом США», а значит и всего западного мира. Соответственно, в списке основных приоритетов республиканца – пересмотр с немалым трудом подписанного последнего Договора о стратегических наступательных вооружениях, уничтожение «унизительной» зависимости Европы от российского газа (в частности, планируется ускорить строительство трубопровода Nabucco из Средней Азии в Европу в обход России, начать массовые поставки европейцам американского сланцевого газа – с целью подрыва «чрезвычайно опасной» для «свободного мира» газпромовской «монополии»), усиление «бескорыстной помощи» деструктивной российской оппозиции, храбро борющейся с «путинским авторитаризмом» и имеющей страстное желание построить хотя бы в отдельно взятой Москве настоящее гражданское общество, на котором каждый «посвящённый» легко обнаружит ярлык «made in USA», недоступный разумению недоразвитых «непосвящённых».

Среди других знаковых инициатив «неистового Митта» – прекращение «слишком мягких» переговоров с Кремлём о судьбе американской ПРО в Восточной Европе, немедленное размещение американских ракет-перехватчиков в Польше – без них «парировать иранскую угрозу» не получается никак, наконец, укрощение «кремлёвской агрессии» путём резкого снижения американских инвестиций в Россию, что на самом деле может привести слабенький российский рынок к полному краху…

Ничего не скажешь – широко шагает республиканский «american boy», уповая на крепость своих американских джинсов китайского пошива!.. С другой стороны, обладай РФ в дополнение к своей ракетной «hard power» каким-никаким инструментарием soft power, конечно, распускать языки американские республиканцы поостереглись бы. Так что стократно прав российский премьер, обративший внимание на жалкое состояние репутационно-имиджевой компоненты России.

Исчезающе-малую компоненту эту, кстати сказать, в последний день августа в очередной раз втоптали в лондонскую грязь соотечественники-олигархи. Судья Высокого суда британской столицы Элизабет Глостер огласила решение по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу. Продолжавшаяся с июня 2007 года судебная эпопея завершилась полным поражением беглого олигарха, который не только не получит с владельца футбольного клуба «Челси» 5,5 миллиардов долларов (в качестве компенсации за шантаж, якобы вынудивший Березовского продать Абрамовичу по заниженной цене акции нефтяной компании «Сибнефть», алюминиевого концерна «Русал» и телекомпании ОРТ), но вдобавок сам заплатит судебные издержки в сумме более $100 миллионов.

Не поддавшись магии астрономических цифр, судья Глостер назвала свидетельские показания Березовского «не заслуживающими доверия», а заодно упрекнула олигарха-сутягу в том, что он «относится к истине как к изменчивой, неустойчивой концепции, которой можно манипулировать по своему усмотрению». К этим выводам судья пришла после четырехмесячного судебного процесса и продолжавшегося ещё семь месяцев анализа многотомного дела, содержавшего показания истца, ответчика и их свидетелей… Ну, а освещавшие процесс многочисленные журналисты «в красках» расписали для мировой читательской аудитории становление «дикого капитализма» в России, разъяснили читателям значение специфических терминов «жить по понятиям», «krysha» и «otkat», что, безусловно, авторитета нашей стране не добавило.

После оглашения судебного вердикта разочарованный и «тихо удивлённый» Березовский объявил журналистам, что, по его впечатлению, «текст решения суда был написан в администрации президента Российской Федерации, где стряпаются решения для Басманного суда»… Согласно учению Зигмунда Фрейда, такого рода оговорки имеют важное значение: Березовский – признанный лидер деструктивной оппозиции России, её казначей и щедрый благодетель – по сути, признал высокое качество «басманного правосудия», поставив рядовой российский суд в один ряд с неоднократно доказывавшим свою объективность и беспристрастность Высоким судом Лондона. Однако эта «тактическая» имиджевая победа имеет значение лишь для российской аудитории, тогда как сама «ельцинская Россия», породившая ущербную политико-олигархическую элиту откровенно мафиозного плана, в ходе процесса оказалась у «позорного столба» мирового сообщества. И это неприглядное положение великой страны теперь навсегда сохранится в бездонных архивах британской Фемиды.

Незадолго до завершения тяжбы между российскими олигархами в Екатеринбурге некие вандалы надругались над памятником первому президенту демократической России. Виновников поймали быстро, а вот устранить содеянное ими оказалось не так-то просто. Специалисты посчитали, что для восстановления монумент придётся демонтировать… И это тоже знаковое в «имиджевом поле» страны событие: лишённое в трагические 1990-е годы идейно-идеологических скреп российское общество предсказуемо варварскими способами демонстрирует своё отношение к государству, которое и на третьем десятке лет своего существования не воспринимается в массовом сознании как общее Отечество.

Нынешний президент России, разумеется, сложившуюся ситуацию прекрасно понимает. Не случайно он вдруг заговорил – пока, правда, не очень уверенно и не слишком конкретно – о необходимости возрождения патриотических ценностей, о возвращении в широкий общественный обиход российской национальной идеи, о евразийском тренде в российской внешней политике, наконец, о модернизации оборонной промышленности в стиле 1930-х годов… Наверняка в этом «ценностном развороте» сыграли свою роль и ковбойские высказывания Ромни в адрес РФ, и неприглядная картина российской «рыночно-олигархической» действительности, вскрытая Высоким судом Лондона. Однако главная причина, думается, всё же в другом: если не заняться «новой российской аксиологией» всерьёз и на длительную перспективу, если продолжать уповать на «всесилие нефтедолларов», сокрушая остатки нашего самобытного национально-человеческого генофонда, культурно-исторического, научно-образовательного и производительного фондов, то духовно-нуминозный потенциал России под давлением торгашеско-коррупционного пресса испарится окончательно и бесповоротно, что на деле будет означать смерть уникальной многовековой русско-российской цивилизации.

Больше всего вопросов, как и раньше, вызывает содержательное наполнение понятия «национальная идея», его идейно-идеологическая «окантовка». Тем более что сам термин «идеология» ещё в начале 1990-х годов был подвергнут форменному остракизму и до сих пор, по существу, не имеет права на «свободное обращение» в политическом обиходе. Однако сегодня уже ясно, что бездумное «погружение в потребление», ведущее к безраздельному господству «золотого тельца», опасно деструктурирует российский социум, делает его крайне неустойчивым и подверженным разного рода разрушительным влияниям. Соответственно, пора «реабилитировать» идеологию в формате духовно-культурных и интеллектуально-теоретических штудий, восполнить или обновить весь наш идейно-идеологический арсенал практической (в том числе и политической!) деятельности, вернув ей статус совершенно необходимого фактора общественного развития.

Не трудно заметить, что в «нулевые» годы в жизни России постоянно укреплялся «религиозный вектор» – влияние основных для нашей страны религиозных конфессий. Прежде всего, конечно, речь идёт о православии, которое у многих россиян устойчиво ассоциируется с духовно-исторической основой российской государственности вообще. Всё первое десятилетие XXI века наблюдалось удивительное для светской страны сближение высшей православной и государственной бюрократий, что резко отличает Россию от абсолютного большинства европейских соседей, где религии давно уже вытеснены в сферу частных предпочтений. У некоторых комментаторов даже возникло предположение, что Кремль не прочь использовать богатейшую религиозную (в первую очередь православную) традицию для объединения значительной части населения в формате общеэкзистенциальных конфессиональных ценностей.

С другой стороны, в последнее время эта тенденция как будто пошла на убыль. Способствовала такому повороту целая череда скандалов, связанных с РПЦ. Своеобразным апогеем обличительной чехарды стало печально известное дело группы «Pussy Riot», устроившей «панк-молебен» в Храме Христа Спасителя. Приговор участницам кощунственного «флэш-моба» серьёзно расколол и так далёкое от единения российское общество, включая православную его часть.

Главный вывод, который можно сделать по итогам нашумевшего процесса, – ни православные, ни какие-либо иные религиозные догматы и морально-нравственные императивы как-то стабилизировать нынешнее российское общество, увы, не способны. Конфессионально-мистический аппарат позволял исполнять стабилизирующую функцию в хронополитической ретроспективе. Что же касается нашей перспективы, то она, думается, будет формироваться в рамках аксиологической многоукладности, отягощаемой перманентной эрозией духовно-ценностных оснований прошлого. Дрейф «идеологических айсбергов» прежних эпох в «политическом океанариуме» глобального мира сопряжён с опасностью новых духовных столкновений и «катастроф». И вряд ли кладезь древнемистических откровений, изначально формировавшихся как «скрытое знание для посвященных», способен чётко артикулировать интересы многочисленных общественных страт глобально-информационной эпохи.

Изложенные выше довольно общие замечания, наверное, всё же нужно иметь в виду всем тем, кто собирается заняться поиском и формулированием национальной идеи современной России. Так или иначе светскому государству в нынешней постмодернистской и постсекулярной действительности придётся, с одной стороны, уважать все религиозные верования, включая атеизм, с другой – противостоять любым проявлениям агрессивного фанатизма.

Особая статья – первостепенное стимулирование реальной «свободы мысли», в атмосфере которой только и могут быть достигнуты гуманитарно-идеологические, культурные, научно-технические и технологические прорывы в будущее. «Свобода мысли», думается, и является сейчас в России самым большим «дефицитом» – и вовсе не потому, что её распространению чем-то препятствует Кремль. Настоящая причина – слишком малое число стратегически мыслящих россиян, способных рассматривать жизнь не только в категориях потребительских ценностей, недвижимости, наличности и банковских счетов, но прежде всего в категориях «Духа» и «Идеи».

В любом случае заниматься восстановлением именно этой генерации людей в стране необходимо и власти, и оппозиции. Чем больше незашоренных личностей появится с обеих сторон, тем шире сделается спектр возможных компромиссов и тем светлее станет горизонт будущего России… От «общества потребления» к «обществу свободомыслия» – таким видится «генеральный вектор» общероссийского движения к возрождению, прогрессу и расцвету.

 

 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив