«Газпром» заключил самый крупный в своей истории контракт на поставку газа в Китай. Общая цена 30-летнего контракта составляет $400 млрд, однако, по оценкам экспертов России пришлось согласиться на минимальную цену в $350 за тыс. кубометров, практически на грани себестоимости. Впрочем, на серьезные уступки во время тяжелых финальных переговоров пришлось пойти обеим сторонам. Газовую сделку с Китаем уже называют исторической, но специалисты призывают не обольщаться хитрой китайской улыбкой.

В России этот контракт воспринимают, как стратегический, но для Китая это решение сугубо тактической задачи. В условиях охлаждения отношений с Западом российская уверенность в особой значимости этого соглашения, может, сыграет против нас, ведь отношения с Китаем никогда не смогут стать альтернативой связям с Европой.

 

"Газпром" получит от Китая аванс под поставки газа, которые могут начаться в 2018 году в объеме 38 миллиардов кубометров в год с возможным ростом до 60 миллиардов.

 

Перед визитом президента России Владимира Путина в Поднебесную сообщалось что контракт согласован на 98%, но оставшиеся 2% сыграли роковую роль в ходе переговоров. Российская делегация отправлялась в Шанхай в полной уверенности, что все пойдет по плану и первый день визита Владимира Путина в Китай завершится триумфальным подписанием исторического соглашения, а заодно покажет Западу, что Евросоюз вовсе не главный и единственный рынок сбыта российского газа.

 

И тут-то китайцы показали свое мастерство вести переговоры. На фоне введения санкций против России позиции Пекина были явно сильнее и китайские переговорщики не упустили возможность воспользоваться оставшимися 2%, чтобы выбить более выгодные условия. В начале переговоров назывались совершенно несуразные цифры с обеих сторон, но, в конце концов, удалось сойтись на приемлемой цене, но она оказалась на нижней планке российских ожиданий, буквально на грани рентабельности.

 

Привлекательность этой цифры для российской стороны можно повысить путем снижения себестоимости продукта, подобного рода оговорки должны быть предусмотрены в самом соглашении, пояснил «МП» директор Центра политической информации Алексей Мухин.

 

«Китайская народная республика преследует исключительно свои национальные интересы и никакой благотворительностью здесь не пахнет. А газовое соглашение следует рассматривать в совокупности с другими документами, потому что они в значительной степени увязаны», - рассказал Мухин «МП».

 

Появление у России гарантированных поставок газа в Китай в целом неприятная новость для Евросоюза, но говорить о переориентации с Запада на Восток не приходится, учитывая объем европейских поставок, которые в разы больше оговоренных с Китаем. «Но времена меняются, и ЕС тоже придется учитывать эти обстоятельства в своей энергетической политике», - подчеркнул Мухин.

 

Ряд опасений связан с разработкой месторождений, откуда будут поставлять газ в Китай, ведь, с точки зрения геологии, выбранные места в Западной Сибири будут очень сложными для добычи. Как отметил в разговоре с корреспондентом «МП» президент Союза нефтепромышленников России Геннадий Шмаль, в подобном соглашении стоило бы опираться на более надежную ресурсную базу.

 

«Идея строительства газопровода в Китай появилась ровно 21 год назад в 1993 году. Мне приходилось убеждать в необходимости его строительства и Министерство и Газпром. Если бы тогда приняли адекватное решение, у нас сегодня не было проблем с реализацией газа. Поэтому то, что сейчас подписано – здорово, но нужно чтобы подписание закончилось, а дальше сооружение и строительство такого газопровода», - рассказал Шмаль «МП».

 

Он добавил, что газопровод поможет значительно усилить влияние России в регионе, а также решить проблему газификации районов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. К тому же опыт строительства ВСТО поможет избежать многих сложностей, связанных со строительством нового газопровода.

 

Со временем эта сделка может стать тяжелым бременем для России, предупреждает эксперт в области российско-китайских отношений Антон Собченко, ведь те планы политического развития, которые ставит перед собой Китай намного амбициознее российских, и со временем мы станем совершенно неравноправными игроками именно с экономических позиций. «Они пока не хотят формировать глобальную повестку дня. Это произойдет к 2050 году может быть, поэтому сейчас говорить о позиции Китая, кто он по отношению к нам - друг, враг, союзник или противник, - еще очень рано», - рассказал он «МП».

 

Китайская вежливость и то, как они могут подчеркнуть важность клиента для себя, сильно подкупает российскую сторону, но это не стоит путать с симпатией. А нынешний лидер Си Цзиньпин – первый из китайских руководителей, который не имел каких-либо связей ни с СССР ни с РФ. Его период формирования как государственного деятеля пришелся на период открытости китайской экономики. Если прежние лидеры в одних университетах учились, то здесь уже все иначе, он лидер другой формации, что могло осложнить переговоры.

 

«Практика ведения переговоров с китайцами, конечно, изматывающая. Они обещают одно, через время передумывают и делают вид, что они этого не говорили. Тем более, они отличаются въедливостью. И поэтому чтобы делать какой-то вывод об этом контракте его надо почитать, - пояснил «МП» Собченко. - Скорее всего, та цена, о которой сегодня договорились стороны – неокончательная. Там возможны какие-то уточнения. Предусмотрены варианты ее снижения в зависимости от экономической ситуации, либо изменившихся условий в стране-контрагенте».

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив