Инновационное развитие России в начале XXI века: национальный приоритет и вынужденная необходимость

10 ноябрь 2011
Для проведения в жизнь планов по модернизации российской политики и экономики, для «прорыва» нашей страны в число развитых и процветающих стран требуется продуманная и в то же время в хорошем смысле этого слова амбициозная инновационная политика.

Причем такая политика, которая, с одной стороны, не стала бы заложницей корпоративных интересов отдельных отраслей народного хозяйства, а с другой – не повторяла бы «зады» мирового политико-экономического развития.

Россия стоит перед необходимостью выбора и реализации стратегии инновационного прорыва, концентрации усилий общества, государства, бизнеса на освоении принципиально новых, конкурентоспособных технологий и продуктов, инновационного обновления критически устаревшего производственного потенциала, перехода к инновационному типу развития страны.

Причем для форсирования инновационного обновления имеются веские объективные и субъективные причины политического характера.

Во-первых, в начале XXI в. резко обострилась глобальная конкуренция, соответственно, лишь инновационные прорывы могут помочь России преодолеть наследие «разрухи 90-х», избавиться от репутации «сырьевого придатка Запада» и завоевать авторитет в качестве одной из ведущих держав мира.

Во-вторых, инновационное развитие тесно связано с таким понятием, как «государственный суверенитет». Как показывает практика последних лет, экономически и технологически отсталые страны гораздо более, чем передовые, подвержены внутриполитическим колебаниям и гораздо чаще становятся объектами дестабилизирующего воздействия извне.

В-третьих, в условиях распространения в обществе «культа потребления» лишь инновационный курс способен обеспечивать регулярный рост благосостояния граждан, снимать возникающие социальные конфликты, поддерживать доверие населения к власти.

При этом стоит подчеркнуть, что подобные стратегические «вызовы инновационности» раньше других осознают представители элиты. Массовое же сознание во многом инерционно, консервативно и тактически ориентировано. Соответственно, инициатива по модернизации должна идти, прежде всего, от руководства страны и транслироваться «вниз». «Массовость» в деле инициирования реформ развития не обязательна. Так, по мнению первого замруководителя администрации Президента России Владислава Суркова, для запуска инновационных процессов вовсе не стоит мобилизовывать всю страну. Можно обойтись малыми силами. Двинуть модернизацию могут и 100 тыс. человек, которые в ней будут действительно заинтересованы1.

Поэтому именно власть при содействии «инновационного меньшинства» должна взять на себя миссию выбора и реализации стратегии освоения и распространения новых поколений техники и технологий. Решение этой задачи возможно только при наличии четкой сбалансированной инновационной политики, которая бы повышала эффективность интеграционных процессов, содействовала росту инновационной активности предпринимателей, ученых, конструкторов, инженеров.

Более того, с учетом резкой интенсификации политических и социально-экономических процессов в начале XXI столетия государство и его руководители не могут позволить себе отложить инновации «на потом» или же проводить их в жизнь низкими темпами. Совсем недавно об этом же говорил председатель правительства РФ Владимир Путин, который считает, что переход российской экономики к инновационному сценарию необходимо ускорить. «Темпы перехода к новой экономике нас удовлетворить не могут», - заявил он, выступая на межрегиональной конференции партии «Единая Россия» в Волгограде в мае 2011 г. По словам премьер-министра, «необходим поиск новых, стратегических, прорывных инициатив и новых инструментов достижения цели развития».

Потребность в переходе к инновационной политике государства и предприятий обусловлена также экономическими и технологическими причинами:

  • Нарастание интернационализации, глобализации рынков. Предприятия осваивают новые рынки, заново размещают свои производственные и исследовательские подразделения. Государства же идут им навстречу, создавая большие пространства для экономической свободы.
  • Насыщение новыми технологиями экономики и общества. Новые технологические решения требуют одновременно совершенствования организации своего использования. Предприниматель оказывается вовлеченным в новую технологическую конкуренцию. Он должен успевать за быстрой сменой старой техники новой. Воздействие новшеств ощущает и государство, ответственное за образование и фундаментальные исследования, поэтому должно реагировать на них.
  • Смена материальных ценностей, сказывающаяся, прежде всего, на поведении потребителей. Спрос ориентирован на новые товары – безопасные для окружающей среды и здоровья, удовлетворяющие индивидуальные потребности. Предприятия пытаются опередить конкурентов, быстро меняя предложение, следовательно, жизненный цикл продукта уменьшается. Государство как защитник благосостояния и безопасности граждан должно обеспечить для развития этого процесса соответствующие рамочные условия, что требует наличия соответствующего механизма, в качестве которого может быть рассмотрена инновационная политика.

Инновационный вектор государственной инновационной политики направлен на обеспечение экономического роста. Структурные изменения как генератор роста находятся под постоянным воздействием новых технологических процессов и изделий. Движущими силами здесь служат следующие системы: инноватор, организация (или предприятие) и окружающая среда – при условии их взаимодействия в рамках единой системы. При этом система «инноватор» охватывает тех лиц, кто непосредственно занят исследованиями, конструкторскими разработками и внедрением новой техники. Эта система есть лишь часть более широкой системы «организация», которую в целом можно отождествить с предприятием, где работают лица, непосредственно участвующие в инновационном процессе. Наконец, сама «организация» – тоже подсистема более комплексной системы, а именно экономической, политической, природной и общественной среды.

Отношения в этой системе зависимостей не тождественны прямому вертикальному соподчинению. Центральной фигурой здесь является инноватор. Соотношение же всех трех систем показывает возможность и необходимость обратной связи. Так, например, система «окружающая среда» постоянно воздействует на «организацию», и изменения окружающей среды вызывают изменения в организации. Речь идет о внешнем контроле над поведением предприятия со стороны рынка, или о спонтанном самоконтроле рыночной системы, то есть о конкуренции.

Действенная политика роста имеет три опоры: политику стабилизации ожиданий (1), политику структурной динамики (2) и политику потенциальной динамики (3).

  1. Цель политики стабилизации ожиданий – минимизировать искажения указывающих в будущее сигналов рынка и поддерживать планы и действия субъектов хозяйствования, то есть обеспечить состояние высокой занятости, относительной стабильности курса национальной валюты, низкого дефицита бюджета и положительного товарного баланса. Такая политика преследует общеэкономические цели, присущие экономическому строю социального рыночного хозяйства.
  2. Политика структурной динамики должна поддерживать склонность частного сектора к инвестированию. Это означает, что возможности предпринимательской деятельности должны быть сохранены или даже расширены. Сокращение инновационных прав недопустимо.
  3. Если политика стабилизации ожиданий и политика структурной динамики задают общие условия частного хозяйствования и инновационной деятельности, то политику потенциальной динамики можно определить как создание инфраструктуры, необходимой для поддержания экономического потенциала.

Соединение трех систем инновационной деятельности, с одной стороны, и трех сфер политики (структурная динамика, потенциальная динамика, стабилизация ожиданий), с другой, дают представление о взаимосвязях инновационных и государственных систем при формировании государственной политики экономического роста, ориентированной на инновации .

Каждая система решает четко определенные задачи по обеспечению взаимосвязей макро- и микроуровней в стимулировании стратегических инновационных подходов субъектов хозяйствования и управления, соответствующих долговременным целям России.

Однако на пути осуществления инновационной политики роста существуют преграды. Непосредственная ее реализация является задачей новой инновационной политики государства. Хотя ведущие промышленные нации расходуют на научные исследования и конструкторские разработки примерно равные доли внутреннего валового продукта (ВВП), результат везде различен. Помимо разницы в абсолютном выражении расходов, направляемых на НИОКР в этих странах, он определяется разной степенью насыщенности информацией и скоростью ее передачи. Сохранение способности создавать и производить оригинальную высокотехнологичную продукцию требует тесного взаимодействия финансируемых государством исследовательских организаций и промышленных инновационных структур, ориентированных на результат, реализуемый на рынке. Поэтому необходима координация государственной инновационной политики, то есть использование того созидательного потенциала, который несет в себе знание.

Другая проблема заключается в том, что новые технологии и порождаемые ими инновации затрагивают многие сферы повседневной жизни. Готовность граждан воспринять новые технологические решения оказывает ключевое воздействие на их распространение. Напротив, слабая ориентация на будущее, недостаточная открытость общества для новых технологий является причиной низкой результативности инновационной деятельности3.

Для проведения необходимых структурных преобразований очень важна деятельность органов, принимающих решения, и консультативных органов. В России необходимо создать консультативный орган при Правительстве, который должен решать следующие главные задачи:

  • выявлять важнейшие направления технологического развития в мировом масштабе, что позволит устранить дефицит информации, необходимой для повышения эффективности расходов на исследования и конструкторские разработки;
  • анализировать конкурентные позиции страны в новых растущих промышленных отраслях;
  • разрабатывать сценарии технологического развития народного хозяйства, гарантирующего сохранение на перспективу международной конкурентоспособности национальной экономики;
  • сопоставлять и оценивать действия различных государственных инстанций с точки зрения общехозяйственной необходимости, что позволит снять проблему координации деятельности разных уровней государственного регулирования и даст возможность более эффективно использовать инструментарий, которым тот или иной уровень государственного регулирования располагает;
  • положительно воздействовать на восприятие населением новой техники и технологии; консультативный орган должен выработать «новое видение» и ориентировать хозяйственно-политические дискуссии на долгосрочную перспективу, способствовать обсуждению инноваций, диалогу между теми сторонами, чьи интересы эти инновации непосредственно затрагивают.

Народное хозяйство России представляет собой комплексную социально-экономическую и научно-технологическую систему4. Каждое хозяйственное звено должно осуществлять свою инновационную политику, определять конкретные цели, но в пределах единых федеральных целей. Скоординировать такое многообразие целей способна многоуровневая модель формирования и реализации научно-технической политики, которая должна базироваться на равноправии различных форм собственности, творческом участии в осуществлении инновационной деятельности всех организационно-правовых форм хозяйствования и управленческих структур. Такая модель может быть представлена в виде трех уровней: федеральная инновационная политика; региональная инновационная политика; предпринимательская (корпоративная) инновационная политика.

Главным критерием при отнесении стратегии к одному из указанных уровней является масштаб цели и конечный результат, а не организационно-правовая форма участника инновационной деятельности. И отдельное предприятие, выполняя государственный заказ, может решать общегосударственную инновационную задачу, предусмотренную федеральной целевой программой.

Представленная модель сможет эффективно функционировать только при условии единства иерархической, функциональной и обеспечивающей подсистем национальной инновационной политики.

В состав функциональной подсистемы входит:

  • прогнозирование и выбор приоритета;
  • стратегическое планирование и прогнозирование;
  • оценка и отбор инновационных идей и изобретений;
  • инновационная трансформация межотраслевых комплексов и терри­торий;
  • интеграционные инновационные проекты.

Обеспечивающая подсистема состоит из следующих элементов:

  • правовое обеспечение;
  • финансовое обеспечение;
  • кадровое обеспечение;
  • информационное обеспечение;
  • менеджмент и организационные структуры.

Государственный уровень должен обеспечивать конкурентные позиции России в мировом сообществе путем государственной финансово-ресурсной поддержки глобальных направлений НТП5. В современных условиях дефицита долгосрочных инвестиций наибольшее значение приобретает поддержка развития фундаментальной науки, осуществления стратегических инновационных проектов со значительным циклом освоения и большой степенью неопределенности конечного результата.

Анализ существующих концепций и программ Правительства на среднесрочную перспективу указывает на крайне низкую фактическую роль инноваций в процессах перспективного развития России. При констатации необходимости использования инноваций крайне сложно определить их реальную роль в процессах экономического развития. Ни в одной из имеющихся разработок не прослеживается связи между инновационными процессами, необходимостью их стимулирования, и структурной трансформацией экономики. Как уже подчеркивалось в процессе анализа существующей ситуации, если инновации не ориентированы на модернизацию экономики, переход к новым технологическим укладам, они теряют свое значение как фактора экономического роста.

Обратимся к Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации 17 ноября 2008 года, которая провозглашает превращение российской экономики в экономику знаний. Согласно Концепции, доля экономики знаний и высокотехнологичного сектора в ВВП к 2020 году должна составлять не менее 17-20% (2007 год – 10-11%). Внутренние затраты на исследования и разработки должны подняться до 2,5-3% ВВП в 2020 году (2007 год – 1,1% ВВП) при кардинальном повышении результативности фундаментальных и прикладных исследований и разработок6. Но при этом в Концепции – документе стратегического характера – не прописаны конкретные механизмы превращения российской экономики в экономику знаний. Так, в частности, по мнению Р. Нуреева, в Концепции до сих пор не найдены ответы на многие вопросы: «правильно поставлены вызовы, но не прописаны механизмы и решения, прежде всего институциональные». Говоря иными словами, есть понимание того, «что необходимо?», но нет понимания того, «как этого достичь?».

Например, как отметила на конференции «Институциональные предпосылки инновационного развития России» О. Колесникова из ИСЭПН РАН, по мнению государства, «локомотивом», который должен перевести отечественную промышленность на инновационные рельсы, являются предприятия оборонного комплекса. Ее слова подтверждают также заявления лидеров Российской Федерации. В частности, в сентябре 2010 г. президент Дмитрий Медведев на очередном заседании комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики поручил превратить ОПК в «генератор инноваций» в стране и создать специальную структуру для заказа «прорывных исследований и разработок в интересах обороны и безопасности». Однако, по словам Колесниковой, согласно данным опросов, профессиональная подготовка 51% работников ОПК не удовлетворяет современным требованиям. «В 2007 году на 81% предприятий не хватало инженеров высокой квалификации, на 43% — руководителей среднего звена. Судя по ответам директоров, только на 4% предприятий нет дефицита кадров».

Если подобные противоречия наблюдаются на самом высшем уровне, то что говорить об увязке различных документов федерального и регионального уровней, призванных регламентировать развитие различных отраслей и осуществление приоритетных программ. Можно только констатировать отсутствие межотраслевого, комплексного, системного подхода в этом вопросе, а также непроработанность конкретных практических механизмов и мер перехода России к инновационной экономике.

Чтобы России выдержать новую технологическую конкуренцию с развитыми странами и стать инновационным пространством в мировой экономике, необходимо насыщение новыми технологиями отечественного промышленного комплекса, обеспечение быстрой замены устаревшей техники прогрессивной. При этом приоритетной должна быть роль государства, ответственного за НИОКР и инновационную сферу в целом. Следовательно, проведение активной государственной инновационной политики становится актуальной объективной необходимостью – «инновационная экономика – основа технологического роста в России. По существу понятно, что появление этого абсолютно другого сектора, сектора инновационного ... радикально повышает устойчивость страны при любых кризисах». 

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив