В первой половине июня премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили по приглашению канцлера Ангелы Меркель посетит Германию. Немцы, которые были против вступления Грузии в НАТО при Михаиле Саакашвили, похоже, изменили свою точку зрения. А по данным последнего опроса Международного республиканского института США, 80 процентов граждан Грузии поддерживают вступление страны в НАТО и только тринадцать не верят вообще в такую перспективу.

Бессрочные обещания

В марте, обсуждая в Брюсселе с коллегами по Евросоюзу ситуацию вокруг Украины, президент США Барак Обама откровенно сказал, что ни эта страна, ни Грузия пока не вступили на путь, ведущий в Альянс. У грузинской стороны эти слова вызвали недоумение. Киеву и Тбилиси членство в НАТО было обещано еще на саммите этого блока в Бухаресте в 2008 году. Позже украинцы сами отказались от места в Альянсе. Грузины же, несмотря на то, что скепсис стран «старой Европы» по отношению к ним усилился после вооруженного конфликта с Россией вокруг Южной Осетии в августе 2008 года, прилежно продолжали выполнять все эти годы домашние задания Альянса, стремясь всеми способами встроиться в его систему. И даже несли при этом значимые -- особенно для маленькой страны - жертвы.


«Что же это, Запад годами нас обманывал? - прокомментировал слова Барака Обамы экс-президент Грузии Эдуард Шеварднадзе. - Президент США ничего не сказал о наших ожиданиях получить в сентябре на саммите НАТО в Уэльсе «План действий по членству» (ПДЧ - необходимый механизм заключительного этапа для вступления в Североатлантический альянс, - ред.)».


Эдуард Шеварднадзе не исключает, что слова Барака Обамы отражали неспособность Запада адекватно отреагировать на решения Москвы по Крыму.

«Сегодня у США нет реальных рычагов воздействия на Россию», - считает Шеварднадзе. Однако, по его словам, как же можно было забыть о жертвах, которые понесла Грузия в миссии НАТО в Афганистане? Там служат 1750 грузинских солдат и офицеров (погибли 29) - это самый большой контингент среди государств, не входящих в блок.


«Получается, эти жертвы были не нужны и не важны?» - возмущается Эдуард Шеварднадзе.


На апрельском натовском министериале Брюссель попытался смягчить недовольство Грузии. Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что «Грузия -- это модель для всего региона, страна является экспортером безопасности и готова реализовать на практике свои евроаталантические устремления». Специальный представитель Генерального секретаря НАТО на Южной Кавказе и в Центральной Азии Джеймс Аппатурай сказал, что позиция Альянса не изменилась, то есть Грузия станет его членом. Но опять ни слова о конкретных сроках. Возможно, на следующей встрече министров иностранных дел НАТО в июне в Брюсселе что-то прояснится более отчетливо. «Обещаю реальные действия на пользу Грузии, но пока неизвестно, будет ли это ПДЧ или какой-то иной механизм», - туманно замечает Аппатурай.


Оптимистичный прогноз

- У меня оптимистические ожидания от сентябрьского саммита НАТО в Уэльсе по вопросу предоставления нам механизма интеграции в Альянс. Каким именно будет этот механизм, определится, ориентировочно, к концу июня, после наших консультаций со штаб-квартирой НАТО в Брюсселе и отдельно со странами Альянса, - заявил корреспонденту «Мира и политики» министр обороны Грузии Ираклий Аласания.


На этом этапе глава грузинского военного ведомства активно консультируется с коллегами из блока в двустороннем формате - уже состоялись встречи с министрами Италии, Испании, Словакии, Нидерландов. Противников интеграции Грузии в НАТО среди них вроде бы пока нет.


И Грузия готова к еще более значительным вложениям в евроатлантическую безопасность. В 2014 году исполнится 20 лет сотрудничеству Тбилиси и Альянса, начатому с минимальных программ «Партнерства ради мира».

 

С будущего года начнется же кардинально иной этап - Грузия станет участницей Сил быстрого реагирования НАТО, главного военного механизма, дающего возможность обеспечить незамедлительную реакцию на кризисы в разных уголках планеты. Профинансируют подготовку грузинских подразделений для этих целей американцы.


Ираклий Аласания отмечает, что это станет «высочайшим признанием грузинских вооруженных сил». В интервью «Миру и политике» руководитель грузинского военного ведомства сообщил, что армия его страны «практически подготовлена по натовским стандартам». За время проведения натовцами операции в Афганистане службу там с учетом ротаций прошли 11 000 грузин. Это - треть местных Вооруженных сил. Руководитель Военного комитета НАТО генерал Кнут Бартельс уже отметил высокий уровень готовности грузинских солдат и офицеров.


Военно-техническое партнерство

По словам Аласания, наличие афганского опыта отличает вооруженные силы Грузии от всех армий региона. Кроме того, как замечает министр, со сменой власти в стране Запад убедился, что Тбилиси более не намерен решать проблемы восстановления территориальной целостности силовым путем (другой вопрос - как же быть со статусом Абхазии и Южной Осетии при рассмотрении членства Грузии в НАТО, но его пока деликатно избегают).


- Грузия вносит большую контрибуцию в общую евроатлантическую безопасность. НАТО подчеркивает, что мы дороги как партнер и союзник, - отметил Ираклий Аласания. - Сейчас весь мир видит, что мы -- ответственный партнер. Не зря сняты барьеры на военно-техническое партнерство в Западом.


Речь о том, что Грузия после войны 2008 года разочарованными в ней западными странами уже не так активно вооружалась. Но вот в конце прошлого года президент США Барак Обама подписал ежегодный Акт о поддержке партнеров в оборонной сфере, который коснулся и Грузии.

 

По словам Аласания, уже в этом году будет доведена до завершения начатая после отмен запретов замена вертолетного парка Грузии. Вертолеты советских и российских образцов заменяются американскими «ирокезами». После этого начнется аналогичный процесс по отношению к танкам, состоящим сейчас на вооружении в армии Грузии.


- Все ресурсы, которые планировалось затратить на ремонт, содержание и обслуживание советских и российских вертолетов, будут направлены на замену их американскими машинами, — заявил начальник грузинского Генштаба генерал-майор Вахтанг Капанадзе.


Кроме того, начато сотрудничество Грузии с натовскими странами по усилению грузинских систем ПВО и противотанковой обороны. Война вокруг Южной Осетии в 2008 году именно эти направления выявила как наиболее уязвимые.


Транзитом через Закавказье

Перед саммитом в Уэльсе Грузия выложит новый козырь для стран НАТО. Для вывода подразделений Альянса из Афганистана грузины предложат весь свой транзитный потенциал. Это и аэропорты, и морские порты, и железные дороги, в том числе новая магистраль, которая с 2015 года свяжет Азербайджан, Грузию и Турцию. Государственный министр по европейской и евроатлантической интеграции Алекси Патриашвили прямо говорит, что грузинская общественность вправе рассчитывать на более решительные и смелые ответные действия руководства НАТО.

 

НАТО для Грузии - это, в первую очередь, зонтик безопасности. Кризис на Украине еще более стимулировал Тбилиси к поиску покровительства.


- Политический пейзаж после Крыма изменился, -- говорит «Миру и политике» председатель парламентского комитета по внешним связям Тедо Джапаридзе. -- США и Европа осознают это сейчас, но не до конца понимают, что произошло, а если понимают, то не знают, что делать - у всех свои интересы, связанные с Россией. В связи с этим Грузия должна глубже разобраться в собственных целях и стратегиях, оценить возможные дальнейшие действия России.


По словам Тедо Джапаридзе, в прошлом - секретаря Совета национальной безопасности и министра иностранных дел, Грузия важна для США как «остров стабильности в довольно хаотичном регионе. И то же самое можно сказать по поводу отношения к нам со стороны Европы».


Политик отмечает, что нынешние власти Грузии - в отличие от прежних - не намерены выбирать в отношение России политику конфронтации. Такой сигнал для западных партнеров отвечает целям Америки поддерживать стабильность в регионе и Брюсселя - расширять пограничные ЕС области.


Джапаридзе также подчеркивает, что ни в чьи интересы не может входить разрушение России, и роль Грузии как стабилизатора в регионе в этом плане еще более выкристаллизовывается и становится важнее для США и Европы.


- Хотя и Россия должна понять, что путем силовых методов она сужает свои перспективы стать полноценным и сильным, при этом предсказуемым государством региона. Принимать только краткосрочные успехи как претворение национальных интересов в долгосрочной перспективе - это может завершиться для России нежелательно. Все мы, соседи России, заинтересованы в стабильном и безопасном развитии процессов. Нам нужен хороший сосед в лице России, как и ей нужны предсказуемые соседи, - отмечает политик.


Игра по правилам

Джапаридзе говорит, что следует подумать о создании механизма сотрудничества ключевых игроков региона -- Грузии, Азербайджана, Армении и Турции (Анкара активно поддерживает и финансирует натовские устремления Тбилиси) с присутствием в этом формате американцев и ЕС. Цель такого сотрудничества - разработка стратегии развития Южного Кавказа. Кроме того, по его мнению, необходимо усилить вектор сотрудничества региона Черного моря -- это направление тесно сочетается с южнокавказским. Также можно включить в эти механизмы Польшу и страны Прибалтики. То есть создать большую группу «сочувствующих» Грузии как ключевому фактору объективности и стабильности в регионе.


Профессор Грузинского института общественных дел Торникэ Шарашенидзе говорит «Миру иполитике», что у него «нет иллюзий по поводу предоставления Грузии ПДЧ, пока президентом США является Барак Обама и пока канцлер Германии Ангела Меркель не изменит свою политику по отношению к России».


- Именно Германия из европейских стран более всех блокирует вступление Грузии в Североатлантический альянс, - говорит Шарашенидзе, ранее возглавлявший Информационный офис НАТО в Тбилиси. -- Зависимость Германии от российских энергоносителей, высокие интересы немецкого бизнеса в России - все это учитывается. Что же касается президента Америки, я пока не вижу в нем большого лоббиста интеграции Грузии в Альянс.


Аналитик в то же время полагает, что такая ситуация не приведет к росту в грузинском обществе пророссийских настроений, зато сомневающихся будет больше.


- То есть, больше станет тех, кто будет думать, что президент России Владимир Путин способен делать все, что ему заблагорассудится, а Запад будет восприниматься как колеблющийся партнер Грузии, - считает Шарашенидзе.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив