Снайперы, объявившиеся в Симферополе как раз в тот момент, когда москвичи и крымчане праздновали долгожданное воссоединение, похоже, не стали неожиданностью для новых киевских властей. Новость о первом раненом долетела до украинской аудитории едва ли не раньше, чем пуля. А на гибель украинского прапорщика военное ведомство откликнулось еще быстрее, чем вездесущие украинские СМИ. Отреагировало вполне предсказуемо: "В соответствии с решением исполняющего обязанности Верховного Главнокомандующего ВС Украины и исполняющего обязанности Министра обороны Украины, на основании приказа начальника Генерального штаба - Главнокомандующего ВС Украины, военным частям ВС Украины, дислоцированным в АР Крым, разрешено применение оружия".
Кровавая драма, развернувшаяся вокруг 13-го фотограмметрического центра ВС Украины в Симферополе, началась с виртуального "штурма", о котором сообщил на своей странице в Facebook руководитель Центра военно-политических исследований Дмитрий Тымчук. По его словам самооборона Крыма первой открыла огонь. "Из окон домов близ объекта работают российские снайперы", - подчёркивалось в сообщении. Между тем, снайперов, которые стреляли в киевскую толпу некоторые оппозиционные знатоки объявили "крымскими". Как Тымчук определил гражданство стрелков? Почему в Киеве орудуют "крымчане", а в Симферополе "россияне"? И как быть с эстонским министром, выдавшим Кэтрин Эштон содержание приватных разговоров в майданских кулуарах?

На эти вопросы уже пообещала ответить новая украинская Генпрокуратура. По словам первого заместителя исполняющего обязанности генпрокурора Николая Голомши, следствие по "снайперскому делу" вот-вот закончится полной и безоговорочной победой. Якобы найдено оружие, составлены списки "людей, которые принимали участие в расстреле мирных граждан". "На причастность к ним проверяют в том числе и иностранных граждан", - подчеркнул Голомша. Эта многозначительная оговорка лишила грядущее официальное заявление Генпрокуратуры интриги. Загадочные "иностранные граждане" в устах новой киевской власти - это всегда россияне.

В свою очередь, медленно запрягающие российские СМИ, ближе к ночи несколько смазали картину. Выяснилось, что "российские снайперы", о которых говорил Тымчук, расправившись с украинским прапорщиком, переключились на бойцов крымской самообороны. Два человека погибли, еще два получили ранения. Еще через час стало известно о том, что один из стрелков задержан. По мнению крымских силовиков, он может быть связан с "Правым сектором".

Может показаться, что в итоге восторжествовал "паритет": украинцы во всём винят злокозненных россиян и их "крымских марионеток", россияне - "Правый сектор". Истина - где-то посередине. Или "мы ее никогда не узнаем", как любят говорить пикейные жилеты. Но есть нюансы, которые не дают спрятаться в уютный полумрак неопределенности.

Во-первых, никто из киевских снайперов не был задержан на месте преступления, а их симферопольский коллега уже даёт показания, содержание которых мы скоро узнаем. Во-вторых, российские спецназовцы не только никогда не направлялись в Киев, руководство РФ до вчерашнего подписания в Георгиевском зале настаивало на том, что и на территории Крыма нет ни одного российского военнослужащего, кроме приписанных к Черноморскому флоту. Можно ли то же самое сказать о "Правом секторе", который объективно больше всех заинтересован и в эскалации насилия в Крыму, и в киевской бойне?

Не секрет, что лидер "Правого сектора" Дмитро Ярош давно стал главным украинским ньюсмейкером, затмив робких и невзрачных заместителей Юлии Тимошенко, из рук вон плохо играющих роли премьера и президента. Ярош то газопровод вознамерится взорвать, то пригрозит Москве терактами, а Путину - украинским судом. На таком ярком фоне заявления его младших соратников как-то теряются. Между тем, одно из них, сделанное членом политсовета "Правого сектора" Олегом Однороженко 14 марта в эфире телеканала "112 Украина", заслуживает пристального внимания.

"В Крыму также есть наши представители, но в Крыму есть военные действия и военная оккупация. Кто бы там что не заявлял, что там нет войны, на самом деле там идет война, - подчеркнул Однороженко. - Членов нашей организации есть достаточно практически во всех воинских украинских частях, которые находятся в блокаде. У нас есть с ними непосредственная связь. Часть наших членов вступила добровольцами в эти части и несет там охрану".

Даже если предположить, что Однороженко выдал желаемое за действительное и грубо нарушил партийную дисциплину, придётся признать, что старшие товарищи его не одернули и заявление его не опровергли, хотя имели для этого целых четыре (!) дня. Представьте себе, что официальное лицо уровня Дмитрия Рогозина или Валентины Матвиенко заявляет о наличии в рядах "Беркута" российских спецназовцев за четыре дня до бойни на Институтской улице. Более того, одного из них задерживают на месте преступления! Абсурд? Но украинскую версию именно этой безумной картины мы видим сегодня в Симферополе.

Когда снайпер заговорит и предстанет перед телекамерами, перевести стрелки на Москву сторонникам киевской революции будет непросто. Придётся объявить "агентами Кремля" весь "Правый сектор" с Ярошем во главе. Впрочем, функционеры партии "Батькивщина", изображающие в Киеве новую власть, наверняка именно так и поступят. Ярош с возу - кобыле легче! Слишком уж густую тень отбрасывает на их дизайнерские костюмы небритый боевик и его разговорчивые соратники. Западные партнёры уже косо смотрят. Ту же Ангелу Меркель в родном бундестаге уже попрекают компрометирующими знакомствами. А ведь на повестке дня стоит ария Юлии Тимошенко из оперы "Только я спасу Украину!"

Одним словом, "Правый сектор" заигрался как раз вовремя. И когда старшие товарищи отберут у них солдатиков, число вздохнувших облегченно даже на Майдане явно превысит число тех, кто кинется жечь покрышки.  

Между тем, симферопольский прокол "Правого сектора" вбил последний гвоздь в крышку гроба титанических усилий революционной Генпрокураторы по решению "снайперской задачи", ответ которой ей заранее известен. Никто не удивился, когда новые украинские власти отказались от помощи российских следователей. Но когда к материалам расследования был закрыт доступ ФБР, Скотланд-Ярду и прочим вполне доброжелательно настроенным к Майдану профессионалам, стало немного не по себе. А когда эстонский министр поделился своими сомнениями с Кэтрин Эштон, не по себе стало уже всем, кто искренне верил в "крымский" или "российский след"...

Сегодня в Симферополе точно такой же снайпер чисто по-киевски убивает людей и с той, и с другой стороны. Причем делает это ровно в тот момент, когда наиболее воинственная часть Майдана кровно заинтересована в эскалации конфликта, а Россия и Крым - наоборот, в скорейшем урегулировании . В этих условиях - даже без заявления "Правого сектора", даже если бы снайперу удалось уйти - реального выгодополучателя скрыть уже невозможно. Причем, и в том, и в другом случае - и в Киеве, и в Симферополе.