Вопрос этот, еще вчера казавшийся неразрешимым, похоже, не доживёт до референдума. Это стало понятно в момент, когда несгибаемый, двадцать лет возглавлявший Меджлис крымско-татарского народа, Мустафа Джемилев согласился посетить Москву. 

 

 

Конечно, перед вылетом он несколько раз подтвердил неизменность своей позиции по референдуму. Специально подчеркнул, что летит не к Путину, а к Шаймиеву. Но всё это не имеет никакого значения. Как и содержание его московских переговоров. Лёд уже тронулся.

 

Имея перед глазами пример Чечни, трудно сомневаться в способности Путина превращать непримиримых врагов в лучших друзей. И всё-таки многие сомневались. В конце концов, Чечня шла к своим небоскрёбам с Жераром Депардье через долгие годы войны и реки крови. Новая власть предложила крымским татарам получить свои бонусы сразу - без войны.

 

Это был пробный шар. Никто и не ожидал, что он сразу же попадёт в лузу. Слишком предсказуемой и комфортной была жизнь крымских татар под жовто-блакитным прапором, чтобы, очертя голову, бросаться в пугающую неизвестность. В итоге, Меджлис назвал аксёновского вице-премьера Рустама Темиргалиева "врагом крымско-татарского народа", и остался на прежних непримиримых позициях.

 

Так председатель Бахчисарайской районной государственной администрации Ильми Умеров и мэр Белогорска Альберт Кангиев оказались единственными на весь Крым противниками референдума среди глав местных администраций. То же самое можно сказать про сайт "15 минут" и крымско-татарский телеканал. Крымские татары с завидной регулярностью выходили на улицы с украинскими флагами, поддерживали блокированных украинских военнослужащих. В общем, налицо все признаки непримиримых врагов "нового строя". Тем не менее, сам "строй" всё это время обходился с ними на удивление деликатно. Только раз за разом повышал ставки. Вплоть до фантастического документа "О гарантиях восстановления прав крымско-татарского народа и его интеграции в крымское сообщество", за принятие которого вчера проголосовал 81 депутат крымского парламента из ста.

 

Мустафа ДжемилевМустафа ДжемилевСписок предложенных крымским татарам преференций впечатляет. Вот только некоторые из них: для крымскотатарского языка - статус официального наравне с русским, 20-процентная квота для крымских татар в органах исполнительной власти, гарантированное представительство в районных и городских советах, официальное признание Курултая, возвращение татарских топонимов, и, конечно, много-много денег и земли.

 

Напоминаю, это не красивые обещания, не "декларация о намерениях". Это уже принятое парламентом постановление. "Хотите - берите, хотите - нет". И бывший глава Меджлиса Джемилев, и действующий глава Чубаров дружно ответили "нет". Но в этом "нет" впервые прозвучали вопросительные нотки. Действительно, а почему, собственно, "нет"?

 

В конечном счёте, единственное, что мешает крымским татарам принять заманчивое предложение - историческая память. Слишком уж похожа сегодня Россия на СССР в зените его могущества, слишком свежи воспоминания о депортации. "Чеченцы - тоже репрессированный народ", - напоминает Рамзан Кадыров. И одного взгляда на него достаточно, чтобы разглядеть под суровым камуфляжем путинской России щедрую, как молочный шоколад, душу. А если дать волю воображению, на благодатной крымской земле мгновенно вырастут сверкающие небоскрёбы Бахчисарай-Сити и циклопических размеров мечеть. Много газа и электричества, платить за которые можно, но необязательно. Дети на самых престижных факультетах лучших российских вузов. И непременный Жерар Депардье.

 

Вчера, пока новую крымскую власть можно было еще подозревать в авантюризме и несерьёзности, ее щедрые обещания носил ветер. Но сегодня, когда Крым де-факто - один из субъектов Российской Федерации, а завтра станет им и де-юре, привлекательная "чеченская модель" уже не кажется воздушным замком.

 

О том, что в принципиальных вопросах - будь то Чечня или Олимпиада - руководство России не привыкло мелочиться, хорошо известно. С другой стороны, за последние недели Киев убедительно доказал, что бороться за Крым он не будет. Полноценная партизанская война в крымских условиях невозможна. А значит, единственная альтернатива лояльности Москве - коллективный суицид. Зачем? В память об Украине, в которой им когда-то было хорошо? Но будет-то еще лучше!..

 

Вот на таком непростом фоне Мустафа Джемилев вылетел в Москву, а Рефат Чубаров остался. И можно не сомневаться в том, что привезет Джемилев из Москвы грамотно составленный сценарий, который позволит крымским татарам выйти из клинча с новой властью без потери лица. О том, что будет дальше, мы хорошо знаем. На примере.

 

Есть государства большие и малые, богатые и бедные, с давними демократическими традициями и которые только ищут свой путь к демократии. И они проводят, конечно, разную политику. Мы разные, но когда мы просим Господа благословить нас, мы не должны забывать, что Бог создал нас не только равнозначными, но и единодушными братьями.
В этой связи Россия может и должна стать первым государством, где будет реализована политика интеграции мировых религий. Следует в законодательном порядке ввести понятие "государственная религия", к которой должны быть отнесены православие и ислам. Все остальные религии должны получить статус "поддерживаемых государством".
Особо важным является признание одинаковой значимости для России православия и ислама как религиозных систем, исповедуемых единой славяно-тюркской этнической общностью. Данный шаг позволит на качественно новом уровне строить геополитические отношения с исламским миром.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив