Прокат фильма Джорджа Клуни «Охотники за сокровищами» в кинотеатрах России длился рекордно малое время: всего одну неделю. Почему показ киноленты со звездным составом и большими амбициями был стремительно свернут, российские власти открыто не говорят, но это становится понятно во время просмотра «Охотников»: этот фильм — довольно грубая и далекая от реальности пропаганда.

Пропаганда, говорящая о том, что войска союзников во время Второй мировой войны отбирали у нацистской Германии предметы искусства и возвращали их бывшим владельцам совершенно бескорыстно. А русские — все забирали себе и не возвращали вообще никому. 


Конец зимы и начало весны – очень насыщенное время для мэйнстрима мировой киноиндустрии. Именно в этот период происходит вручение самых престижных премий за выдающиеся достижения на ниве массового кинематографа: премии Гильдии киноактеров США, награды Британской академии кино и телевизионных искусств (BAFTA), и, конечно, оскаровских золотых статуэток. Прокатчики закупают сотни тысяч копий фильмов-номинантов, так что любителям кинематографа в февральские уикэнды скучать обычно не приходится: афиши пестрят именами титулованных режиссеров и блестящими актерскими ансамблями. Зритель нередко оказывается на распутье, какую из киноновинок выбрать. Кинопродюсеры всегда демонстрируют большую заинтересованность в том, чтобы прокатывать свои картины именно в феврале-марте, ведь на волне общего повышения внимания к кинематографу интерес зрительской аудитории, а также кассовые сборы фильма могут серьезно возрасти.


Похоже, именно на это и рассчитывали Джордж Клуни, Грант Хеслов и их коллеги-сопродюсеры, когда принимали решение о переносе времени релиза фильма «The Monuments Men», вышедшего в российском прокате под названием «Охотники за сокровищами», с декабря 2013 года на февраль 2014. Однако расчеты не оправдались: картина эта, совместно произведенная США и Германией, вышла в широкий прокат в Соединенных Штатах 7 февраля, и в первые выходные собрала чуть более 22 млн долларов, то есть 33% от семидесятимиллионного бюджета ленты, что является более чем скромным результатом для звездно-полосатого кино, особенно когда речь идет об «игре на своем поле». На российских экранах лента появилась 21 февраля. Несмотря на то, что российские прокатчики приобрели в общей сложности 1042 копии фильма, широкий прокат картины продлился всего неделю. Уже в оскаровский уикэнд, 1-2 марта, «Охотники» шли лишь в пятидесяти кинотеатрах России. Причина, по которой широкий прокат был приостановлен, никем названа не была. Впрочем, возмущенное заявление Михаила Швыдкого говорило само за себя.


Специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой о фильме:

«В фильме "Охотники за сокровищами" абсолютно оскорбительно изображены русские - мрачные недоумки, действующие исключительно по принципу "Грабь награбленное!" и вывозящие в СССР все, что награбили немцы за Вторую мировую войну по всей Европе. Я запрещать этот фильм не призываю ни в коем случае, но если дети и молодежь будут смотреть этот фильм без некоего предварительного разъяснения, у них сложится превратное представление о том, кто выиграл войну, - они будут думать, что американцы выиграли Вторую мировую и принесли в Европу все самое светлое. Вся история была куда трагичнее и драматичнее, все было сложнее. Советскими трофейными командами руководили не мрачные недоумки, как показано у Клуни, а грамотные люди, которые знали, что они делают. И хотя в фильме есть фраза "Русские потеряли 20 миллионов, мы должны понять их логику поведения" - вся идеология фильма другая: искусство выше, чем любая жизнь, потому что принадлежит вечности. Я бы не хотел, чтобы мы в России делали такие фильмы, как "Охотники за сокровищами».


Ни русским, ни нацистам

Афиша фильма выглядит многообещающе: один из величайших актеров современности, любимец всех домохозяек мира, неповторимый Дэнни Оушен – Джордж Клуни, выступающий в проекте продюсером, режиссером, соавтором сценария и исполнителем главной роли – вновь собирает команду лучших из лучших. Только на этот раз герои не грабят казино Лас-Вегаса, а преследуют, кажется, прямо противоположную, куда более героическую цель, а именно – спасение Европы от крупнейшего (как уверяет зрителя слоган фильма) ограбления в истории искусства. С официального плаката киноленты на нас серьезно и сосредоточенно глядят семеро мужчин в солдатской форме. Трое из них, к слову – обладатели Оскара (Мэтт Деймон, Жан Дюжарден и сам Клуни), еще трое – Золотого Глобуса (Билл Мюррей, Джон Гудмэн, и, опять же, Клуни). Блистает платиновыми локонами теперь уже дважды оскароносная красавица Кейт Бланшетт. Глядя на афишу, кажется, что «Охотники за сокровищами» обречены на успех.


И тем не менее, фильм проваливается: изначально крайне низкий рейтинг ожиданий зрителей только подкрепляется отзывами кинокритиков, тональность которых варьируется в диапазоне от сдержанной холодности до крайних раздражения и возмущения. Невероятно, но факт: всегда тепло принимаемый зрителем жанр «голливудского капустника» на этот раз не оправдал себя ни с точки зрения искусства, ни с точки зрения финансов. Оказалось, что даже народная любовь к Джорджу Клуни имеет границы, и пролегают эти границы аккурат по линиям фронтов Второй Мировой.

 

Основанный на реальных событиях, фильм подкупает блестящей фабулой. 1944-1945 годы. Отряд ученых-искусствоведов, реставраторов и музейных работников отправляется на объятый огнем войны Западный фронт с целью найти и спасти от уничтожения шедевры мировых живописи и скульптуры. Им противостоят, с одной стороны, солдаты Третьего Рейха, занятые сначала формированием коллекции строящегося Музея Фюрера в Линце, затем – уничтожением предметов искусства под лозунгом «так не доставайся же ты никому!», а с другой – так называемые трофейные отряды Советской Армии, немногим, впрочем, отличающиеся от нацистов: они так же угрюмы, немногословны, но, в отличие от немцев, настроены исключительно на разграбление лежащей в руинах Европы. При этом зверства Вермахта для режиссера – вещь само собой разумеющаяся, а вот объяснение слегка опешившему зрителю отчаянной страсти к клептомании советского солдата Клуни вкладывает в уста героя Мэтта Деймона, трагическим голосом произносящего в телефонную трубку фразу: «Они потеряли двадцать миллионов человек». От этого, правда, происходящее яснее не становится.


Оставим за скобками очевидную слабость сценария: драматически не обоснованные сюжетные линии, плоские характеры, беспомощные диалоги – то есть все, благодаря чему актеры высочайшего класса начинают выглядеть на экране глупо. Самое неприятное в «Охотниках» то, что похожи они не на художественный фильм о еще одной грани самой страшной трагедии XX века, а на тенденциозный, неумный, полный ложного пафоса агитпроп, в котором истинный героизм проявляют только американские искусствоведы, а российскому зрителю при виде хищно усмехающегося с экрана комиссара становится даже как-то неловко оттого, что его отец или дедушка спасли мир от фашизма. Но вскоре после того, как разочарование и смятение отступают, возникает вопрос, что побудило такого искушенного деятеля искусства кино, как Джордж Клуни, включиться в работу над этим проектом.


Искусство дороже

Поиски тех, кому это выгодно, приводит нас к фигуре американского писателя и бизнесмена Роберта Эдсела – автора целого ряда документальных произведений, повествующих о судьбе предметов искусства, ставших жертвами Второй Мировой, в том числе и книги «The Monuments Men», легшей в основу фильма. Кроме того, Эдсел является основателем и президентом фонда Monuments Men, основная задача которого – популяризация деятельности искусствоведческих спасательных отрядов в годы войны, а также поиск и установление принадлежности перемещенных во время и после Второй Мировой предметов искусства. Именно Роберт Эдсел, напрямую заинтересованный в том, чтобы история «охотников за сокровищами» стала известной как можно большему числу людей, и выделил Джорджу Клуни стартовый капитал для работы над проектом.

 

Казалось бы, со своей стороны заказ Клуни выполнил: звездный актерский состав обеспечил, весьма доходчиво рассказал историю про плохих грабителей и хороших спасателей, недвусмысленно отделив одних от других национальной принадлежностью, цветом формы и стороной баррикад. Причем, по собственному утверждению Клуни, которому предъявляли немало претензий относительно сценария, большинство сцен имели место в действительности: какие, мол, могут быть претензии к сценарию, если художественного вымысла в «Охотниках» нет, и фильм фактически представляет собой игровую документалистику?

 

Но проблема создателей «Охотников» в том, что там, где им видится простая околодетективная история с хорошими и плохими парнями, простой историей и не пахнет.

 

Там, где сценаристы видят беспринципную советскую трофейную бригаду, которая грузит в товарняки все, что под руку попадется, музееведы видят беспрецедентное по масштабам возвращение Советским Союзом полного собрания Дрезденской галереи в Германию в 1956 году, которое было бы невозможно без фундаментального искусствоведческого и архивоведческого образования «похитителей», а также без тщательного учета «награбленного».

Там, где съемочная группа видит стремление СССР раз и навсегда упрятать от чужих глаз шедевры мирового искусства в мрачных залах Эрмитажа и Пушкинского, международное право видит сложную, до сих пор бесконечно далекую от разрешения проблему осуществления компенсаторной реституции, то есть возмещения за культурные ценности, уничтоженные или разграбленные на советской территории оккупантами.

 

Герой Мэтта Деймона, рассуждающий о двадцати миллионах погибших советских граждан, высказывается в том духе, что есть в мире искусство, которое стоит дороже, чем человеческая жизнь. А сайт «Культурные ценности – жертвы войны», российский аналог сайта «The Monuments Men», оценивает причиненный СССР войной ущерб в 1177291 единицу хранения, безвозвратно утраченную во время военных действий.

 

Музейный апокалипсис

Герой Мэтта Деймона возвращает не представляющий никакой культурной ценности женский портрет на стену покинутой парижскими евреями квартиры, адрес которой указан на обратной стороне холста, тем самым демонстрируя готовность идти до конца в своем стремлении вернуть все до единого произведения искусства их законным владельцам. Героиня Кейт Бланшетт умиляется этому поступку. Вместе с ней, по задумке сценаристов, должен умилиться и зритель. Однако вряд ли умилились вместе с Бланшетт и сценаристами искусствоведы, решающие невероятно остро стоящую сегодня проблему принадлежности предметов искусства из частных коллекций жертв Холокоста. И уж точно не умилились историки, не понаслышке знающие о том, что отряды «охотников за сокровищами» возвращали произведения искусства не их непосредственным обладателям, а стране-владельцу, оставляя вопросы установления права собственности на совести каждого из европейских правительств, в результате чего на международных аукционах до сих пор нередки скандалы, связанные с провенансом (историей владения) того или иного художественного произведения.


По-человечески стремление создателей «Охотников» найти простое решение сложной проблемы очень понятно. Однако, к сожалению, проблема перемещенных во время Второй Мировой предметов искусства, равно как и проблема перемещения культурных ценностей вообще, не имеет простого решения. Любой возврат музейной коллекции станет прецедентом, который повлечет за собой обострение взаимных претензий и, как следствие, передел музейных ценностей по всему миру: Греция потребует возвращения античной коллекции Британского музея, Италия предъявит Лувру претензии на Мону Лизу – и начнется музейный апокалипсис, который станет реальной угрозой установившемуся миропорядку. Не стоит забывать, что произведения Леонардо, Рембрандта, Вермеера, Веласкеса – это не только шедевры живописи, но и прямые рычаги политического влияния на правительства.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив