Расширение ЕС и социально-экономические проблемы европейской интеграции в XXI в

27 август 2012
Данная статья посвящена согласованию процессов расширения ЕС и решения социально-экономических проблем европейской интеграции. Вступление новых стран-членов в XXI в. вызвало некоторые опасения относительно эффективности политики расширения Европейского Союза. Автор приходит к выводу о том, что Европейскому Союзу нужна новая институциональная реформа.

Евросоюз периодически сотрясают мощные кризисы, в том числе – кризис европейской идентичности. Концепция «Социальной Европы», которая зародилась в XIX в. в среде революционных демократов, республиканцев и социалистов, а окончательную форму приобрела во второй половине ХХ в. в ходе западноевропейского интеграционного процесса, выдвигается в качестве наиболее «современного» способа определения европейской идентичности второй по численности группой Европарламента – Прогрессивным альянсом социалистов и демократов (С&Д, до 2009 г. – Партия европейских социалистов). Основной критерий расширения ЕС для социалистов разного рода – это уровень социально-экономического развития страны-кандидата (ВВП на душу населения). С этой точки зрения такие страны, как Молдова и Албания в ближайшее время не могут войти в ЕС. По мнению социалистов, последнее расширение Союза в 2004 и 2007 гг. вызвало новые сложные проблемы, связанные, прежде всего, с низким уровнем социально-экономического развития стран-«новичков» и, следовательно, с угрозой углублению интеграционного процесса.

Средний уровень благосостояния в ЕС будет продолжать снижаться, ибо многие нынешние кандидаты не отличаются высокими показателями социально-экономического развития. К проблемам, которые сегодня создают Румыния и Болгария, прибавятся совершенно аналогичные, которые вызовут Сербия, Македония и Черногория. В этом плане настоящей катастрофой было бы вступление в ЕС Молдовы и Албании. Однако есть все основания полагать, что в ближайшем будущем этого не произойдет. Ситуация с расширением Евросоюза в 2012 г. такова: 27 государств уже являются полноправными членами ЕС, с одной страной (Хорватией) подписан договор о вступлении, который еще не вступил в силу, а пять стран (Исландия, Черногория, Турция, Македония и Сербия) официально признаны кандидатами.

В результате текущего финансово-экономического и бюджетного кризиса видимо обеднели и те страны ЕС, которые еще недавно считались сравнительно благополучными (Ирландия, Испания, Португалия, Греция). Определенные трудности испытывает даже Италия, старейший участник европейской интеграции. Дальнейшее расширение ведет к закреплению «Европы разных скоростей» и «Европы переменной геометрии» в качестве доминант европейского интеграционного процесса. «Новички» довольно медленно интегрируются в Шенгенское пространство и еврозону. Так, Румыния, Болгария и Кипр все еще не вошли в Шенгенскую зону, а Латвия, Литва, Польша, Чехия, Венгрия – в зону евро. Эстония перешла на евро только 1 января 2011 г. Переход на евро, кроме очевидных выгод, несет и дополнительные расходы, бремя которых хорошо ощущается населением (в целом, цены заметно растут). Кроме того, устойчивость самой зоны евро сегодня ставится под вопрос. Можно отметить, что в связи с последними событиями в Греции единая европейская валюта утратила значительную часть своей привлекательности для стран-«новичков».

Единое социальное пространство ЕС формируется достаточно медленно. В ходе расширения Европейского Союза выявились как сильные, так и слабые стороны Европейской социальной модели. В странах Центральной и Восточной Европы достаточно медленно создавались новые для этих стран организационные формы социальной защиты тех групп населения, которые больше всего пострадали от рыночных преобразований. Возникновение рынка труда в условиях глубокого спада производства, либерализации экономики и процессов структурной перестройки породило массовую безработицу, что стало причиной динамичного развития инфраструктуры рынка труда и, прежде всего, бюро по трудоустройству, выполняющих сегодня административно-социальные функции по отношению к безработным. В странах ЦВЕ имелись серьезные трудности бюджетного финансирования расходов на социальные нужды. Процессы трансформации, протекавшие в условиях экономического кризиса, сопровождались кризисом общественных финансов, частично связанным с изменением источников бюджетных поступлений.

После вступления в ЕС многие страны ЦВЕ с трудом входили в единое европейское социальное пространство. В частности, Польша первоначально выговорила для себя существенные уступки в данном вопросе. Однако, несмотря на серьезные различия между европейскими странами и существующие до сих пор региональные дисбалансы, все государства-члены ЕС декларируют стремление соответствовать Европейской социальной модели, которая, в свою очередь, постоянно совершенствуется и отражает изменения, происходящие в обществе.

Необходимо отметить отсутствие принципиального влияния со стороны государств «Новой Европы» на процесс трансформации общеевропейской социальной политики (в силу ограниченного развития национальных социальных систем в вышеупомянутых странах). Напротив, имело место существенное воздействие на социальные структуры стран ЦВЕ со стороны единой социальной системы Европейского Союза с целью включения новых стран-членов в общее социальное пространство и выравнивания уровней социальной защищенности на всей территории ЕС. При этом расширение на Восток не только обострило некоторые социальные проблемы (в частности, цыганский вопрос), но и дало Единой Европе новые возможности. Например, сравнительно дешевая рабочая сила стран-«новичков» позволила перевести часть предприятий из Западной Европы в ЦВЕ - и заполнить центральноевропейскими и восточноевропейскими мигрантами многие вакансии в западноевропейских странах.

С 1 мая 2011 г. Евросоюз снял ограничения на трудовую миграцию из восьми государств, присоединившихся к ЕС в 2004 году. При вхождении в Союз этих государств 15 «старых» стран-членов ЕС предусмотрели возможность введения семилетнего транзитного периода, при этом часть из них сразу же открыла свой рынок для трудящихся из «стран-новичков». Однако Германия и Австрия не сделали этого, продержав мораторий на трудовую миграцию в течение максимально возможных семи лет. Определенные сложности испытывали трудовые мигранты из «Новой Европы» и в Великобритании. Основной причиной принятия транзитного периода послужило стремление защитить национальную рабочую силу от дополнительной конкуренции на рынке труда.

С другой стороны, только по официальным данным в начале 2011 г. в Германии существовало более 460 тыс. вакансий. А глава Федерального объединения немецких работодателей Дитер Хундт в конце апреля заявил, что эта цифра сильно занижена, потому что не все компании официально регистрируют свои вакансии. По мнению Хундта, на самом деле Германия нуждалась в 2011 г. в миллионе работников, особенно - в технической сфере и отраслях, связанных с естествознанием. Кроме того, ФРГ постоянно не хватает специалистов по уходу за больными и престарелыми людьми. Как известно, на заработки в Германию приезжают, в основном, граждане Польши. Некоторые из них не являются трудовыми мигрантами в традиционном смысле, ибо продолжают жить в приграничных регионах на территории своей страны.

В целом, число трудовых мигрантов из «новых» восьми стран ЕС выросло примерно с 1 миллиона человек в 2004 году (0,3% от общего числа жителей ЕС) до примерно 2,3 миллиона в 2010 году (0,6%). При этом в конце 2010 года в 15 «старых» странах ЕС работало около 19 миллионов нерезидентов Евросоюза (немногим менее 5% всего населения). Комиссия ЕС считает, что число работников из восьми «новых» стран-членов, находящихся в 15 «старых» государствах Евросоюза, вырастет до 3,3 миллиона человек в 2015 году и до 3,9 миллиона - к 2020 году, а их доля увеличится до 0,8% и 1% соответственно. И это без учета трудовых мигрантов из Румынии, Болгарии и – в ближайшем будущем - Хорватии.

Еще в ноябре 2006 г. Великобритания и Ирландия ввели ограничения на право работать в этих странах для граждан Болгарии и Румынии. Дело в том, что за два года предыдущих года в Британию и Ирландию въехали более 600 тыс. человек, в основном из Польши (и это не считая тех, кто работает не по найму). Только Ирландия, все население которой составляет 4,2 млн, за эти два года приняла 200 тыс. иммигрантов. Такая ситуация вызвала на Британских островах серьезную озабоченность, поскольку данный приток рабочей силы серьезно перенасытил рынок труда и отнял ряд рабочих мест у британцев и ирландцев. В 2007 г. Великобритания согласилась принять лишь 19,75 тыс. неквалифицированных рабочих из Румынии и Болгарии - причем  исключительно для работы в сельском хозяйстве и пищевой промышленности, без права получения каких-либо пособий. Кроме того, срок их пребывания в стране ограничивался шестью месяцами. Квалифицированным рабочим, чтобы получить возможность трудоустройства в Великобритании, нужно сначала доказывать, что их работу не могут выполнять британцы, а также проходить ряд тестов. Исключение составляют только те квалифицированные рабочие, которые работают не по найму. Студенты могут устраиваться на работу на полставки при условии, что они учатся в колледже. Нелегально работающие в Великобритании румыны и болгары должны заплатить штраф в размере £1000, причем крупные штрафы налагаются и на их работодателей.   Таким образом, граждане самых бедных страны ЕС – Болгарии и Румынии – оказались на Британских островах в неравном положении с гражданами тех «стран-новичков», которые вступили в ЕС в 2004 году.

В июле 2011 г. Испания также ужесточила правила переезда в свою страну граждан Румынии. Вновь прибывшим румынам теперь снова придется запрашивать разрешение на работу, которое с 2008 г. давалось им автоматически при регистрации проживания в Испании. Главной причиной закрытия испанского рынка труда от иностранцев остается растущая в стране безработица. При этом ужесточение правил получения права на работу коснулось только румын, потому что их число постоянно пополняется молдаванами, тысячи которых ежемесячно получают гражданство Румынии и с новыми паспортами тут же отправляются на жительство и на работу в Западную Европу, преимущественно – именно в Испанию.

В целом, интеграция в принимающие общества Германии, Франции, Великобритании, Испании и Италии трудовых мигрантов и членов их семей из стран ЦВЕ, безусловно, проходит гораздо успешнее, чем, скажем, турок, пакистанцев или арабов. Таким образом, расширение способствует решению демографических проблем Единой Европы, связанных с низкой рождаемостью и старением населения. Но данный ресурс не бесконечен, ибо надо учитывать, что страны ЦВЕ – в среднем - тоже не отличаются высокой рождаемостью. При этом Евросоюз не приветствует увеличение миграции из неевропейских стран, А на совещании глав МВД стран ЕС в Сопоте в июле 2011 г. было принято решение, что при массовом наплыве иммигрантов действие Шенгенского соглашения может быть приостановлено. Подобный шаг может означать серьезный откат назад в деле европейской интеграции.

Уже сегодня ясно, что расширение ЕС на Восток не сможет до конца решить проблему регулирования миграционных потоков. В частности, рабочие из стран ЦВЕ не смогут вытеснить с рынков труда в западноевропейских странах трудовых мигрантов из Северной Африки. А дальнейший наплыв ближневосточных мигрантов угрожает не только нормальному функционированию Шенгенской зоны, но и стабильности европейского социального пространства. В ЕС вынуждены считаться с тем, что вступление Турции в Союз открыло бы новые возможности для роста турецкой миграции – прежде всего, в ФРГ. В целом, проблема интеграции мигрантов из стран Ближнего Востока в принимающие общества европейских стран в обозримой перспективе только обострится.

Расширение Европейского Союза, как мы видим, влияет на социально-экономическое развитие стран-членов неоднозначно: позволяет решать одни проблемы (чаще всего – частично) и тут же создает новые. В частности, все сложнее становится координировать усилия стран-членов в самых разных областях. Расширение ЕС – процесс сложный, имеющий как положительные, так и отрицательные последствия (и для самого ЕС, и для современного мира). «Усталость от расширения», которая так хорошо ощущается сегодня в западноевропейских столицах, в перспективе, вероятно, будет преодолена. Но ЕС, безусловно, ждут новые трудности, связанные, в том числе, с решением социально-экономических, бюджетных и финансовых проблем. И, вполне возможно, уже в ближайшее время потребуется ревизия Лиссабонского д

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив