О том, что сейчас происходит в Севастополе, куда движется Украина и как можно выйти из политического кризиса, в интервью журналу «Мир и политика» рассказал народный депутат Украины 6-го созыва от Севастополя, член «Партии Регионов» Вадим Колесниченко.

– Вадим Васильевич, как вы оцениваете ситуацию в стране?

 

– Ситуация, к сожалению, очень сложная. За 22 года так и не пришло понимание в умах политиков того, что Украина – государство разношерстное. И ежегодная мантра о том, что это унитарная соборная держава, к сожалению, осталась только мантрой. Проблема в непонимании того, что нам нужна национальная идея, которая всех бы объединяла. Проблема в отсутствии долгосрочной политики нашего украинского государства. Сверхцентрализация власти, коррупция, война олигархов с «семьей», людьми, близкими к президенту. И долгие годы Европа и Америка накачивали Украину так называемыми гуманитарными деньгами. Это десятки млрд. долларов на создание институтов гражданского общества. И на сегодня мы имеем СМИ, которые прошли известную школу. Мы имеем большое число молодых людей, которые ориентированы только в одну сторону.

 

– В какую именно?

 

– Самое страшное, что эта ориентация не столько проевропейская, сколько антирусская и ксенофобская. Потому что эти идеи, которые прозвучали на Майдане – «кто не скачет, тот москаль», «быстрее в Европу, подальше от России» и призывы к войне с Россией, – большинству граждан не близки.

 

При этом партия регионов совершенно не выполнила свои обещания по сближению с Российской Федерацией. Придание русскому языку статуса государственного, децентрализация власти, передача полномочий регионам. Ничего этого не было сделано. И все это взорвалось в одном пороховом котле. Я думаю, главная задача в этом и состояла. Никому не нужна была Украина как сильное государство. Давно еще, год назад, я говорил, что Украине уготован югославский вариант. Украину хотят погрузить в гражданскую войну, разделить на несколько колоний. И, как максимум, превратить в форпост для организации агрессии против России. Мы стали заложниками большой геополитической игры.

 

– Вина России в этом есть?

 

– Я к России, конечно, могу предъявить претензии. Потому что в последние годы политика в отношении Украины была невнятной. Вообще ее не было. Не было гуманитарного взаимодействия. Ситуация все больше ухудшалась с каждым годом.

 

– Что вы думаете о действиях нынешней киевской власти?

 

– Мы исходим из того, что произошел конституционный переворот при поддержке незаконных вооруженных формирований. Трехстороннее соглашение от 21 февраля, так называемое перемирие не выполнено. Лидеры оппозиции, участники переворота так и не разоружили незаконные вооруженные формирования. Эти люди сегодня угрожают жителям центральной и восточной Украины. Харьков, Полтава, Сумы…

 

Что они там делали с оружием? Это называется экспорт революции, шантаж, запугивание. Что власть сделала? Ничего. Они сидят и делят портфели. Сегодня Киев погружен в мародерство. Собираются поборы на содержание самообороны.

 

Заявление главаря фашисткой группировки под руководством Тягнибока прозвучало буквально три недели назад в парламенте. Он сказал: «Наша цель – полная дерусификация страны». Депутат Ирина Фарион также заявила, что русский язык – это язык оккупантов.

 

Люди боятся за себя. Они знают, что такое фашистская Германия, что происходит во Львове, люди запуганы. Людей избивают только за то, что они высказывают другую точку зрения. Политика ксенофобии стала политикой Украины. Все при поддержке двуликих европарламентариев.

 

– Но ведь надо обеспечить безопасность людей в Киеве? Что для этого делается?

 

- А уже ничего. История нас ничему не учит.

 

– Севастополь всегда был и остается особой территорией. Что вы думаете о ситуации здесь?

 

– Люди не случайно вооружились и перекрыли проезд в Крым. Потому что пошли разговоры о том, что к нам приедут «поезда дружбы», боевики. Люди стали бояться за свои жизни, за свои семьи. Крым наполнен эвакуированными людьми из других частей Украины. Представляете, в ХХI веке в мирной Украине – эвакуированные люди, эвакуированные семьи. Поэтому люди объединились с одной целью – обеспечить безопасность своих семей. Они хотят жить в стране, где никто в тебя не стреляет и никто тебя не угнетает. И никто их уже не остановит.

 

При этом все понимают, что юридически мы – часть Украины. И чтобы обеспечить юридический статус, надо в рамках референдума, чтобы дальнейшие взаимоотношения с Украиной были исключительно на договорных условиях.

 

– Что нужно сегодня Украине?

 

– Украине нужна федерализация, придание русскому языку статуса государственного. На референдуме мы должны определиться о пути экономического взаимодействия с Евросоюзом, с Таможенным союзом.

 

Меня беспокоят постоянные угрозы в адрес Крыма. Начиная от отключения воды, заканчивая тем, что их придут спасать. А крымчане не хотят, чтобы их спасали. Главное, чтобы их не трогали. Да, мы не можем отсоединиться от Украины. Мы не можем существовать как самостоятельное государство. У нас нет ни метра границы ни с одной страной. Экономика не выдержит. Но нужен договор.

 

– Что вы хотите от России, каких шагов ждете?

 

– Сложно сказать. Никто не желает военной интервенции и военных действий. Но мы находимся в очень сложном положении, когда мы хотим, чтобы наши права на Украине были защищены.

Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив