Очередная встреча «большой восьмерки» – глав Германии, Великобритании, Франции, США, России, Италии, Японии и Канады – прошла в резиденции американского президента в Кэмп-Дэвиде. Участники G-8 обсудили острые проблемы мировой экономики и политики, включая нынешний кризис в Европе. В итоговом коммюнике было подчёркнуто общее стремление сторон перейти от жесткой экономии к стратегии повышения промышленного роста.

Главная интрига саммита – Россию в Кэмп-Дэвиде представлял не новоизбранный президент В.В. Путин, а премьер-министр Дмитрий Медведев, назвавший, к слову сказать, эту встречу «самой продуктивной из всех», в которых он принимал участие. Отказ Путина от личного присутствия в Кэмп-Дэвиде не мог не вызвать у специалистов множества вопросов.

Как американцы воспринимают Путина? В интересах ли США считать Россию врагом? Представляет ли для России опасность схема ПРО, развиваемая США и НАТО? Являются ли Россия и НАТО союзниками? Как относится Запад к уличным протестам в Москве и почему иностранная пресса гораздо более негативно оценивает беспорядки в России, чем в почившем в бозе СССР?.. – Это лишь небольшая часть «вопросительной повестки», педалируемой ныне на Западе.

Побеседовать о хитросплетениях международного политико-экономического узора современности профессор, доктор политических наук Э.А. Галумов пригласил американо-российского публициста и общественного деятеля, академика Российской академии социальных наук, основателя и президента Американского университета в Москве, президента Всемирного российского форума, инициатора ежегодно проводимых в Конгрессе США слушаний по вопросам американо-российского сотрудничества Эдуарда Дмитриевича Лозанского.


***

Э. Галумов: Эдуард Дмитриевич, как и следовало ожидать, главы ведущих стран мира в Кэмп-Дэвиде особое внимание уделили вопросам глобальной безопасности, прежде всего – ситуации в Сирии и иранской ядерной программе. По окончании дискуссии представители администрации президента США заверили журналистов, что лидеры G8 в целом смогли сблизить свои позиции по обеим проблемным странам.

По Ирану, в принципе, всё ясно: никто не хочет, чтобы Тегеран обзавёлся ядерной бомбой, хотя единого мнения о том, как этого добиться, по-прежнему нет. Хозяин саммита Барак Обама, подтвердив право Ирана на разработку мирной ядерной программы, тем не менее, недвусмысленно подчеркнул недопустимость попыток иранского руководства создать собственный ядерный арсенал. По мнению президента США, следует продолжать применение санкций и давление на Тегеран в комбинации с дипломатическими дискуссиями. Он выразил надежду, что проблему удастся разрешить мирным путем, уважая суверенитет Ирана и его права в международном сообществе. Правда, специально оговорился, что для этого и иранская сторона должна демонстрировать серьёзное отношение к принятым на себя обязательствам.

А вот по «сирийскому вопросу» подходы различаются существенно. Россия категорически против силовой смены режима в Дамаске, на чём настаивает Запад, и предлагает позволить сирийцам самим разобраться в своих внутренних делах. Спецпредставитель президента России по Африке Михаил Маргелов, комментируя эту тему, нашёл весьма точный образ: «Сирийский кризис нельзя разрубить топором, но его можно попытаться разобрать пинцетом».

Без внимания не осталась и Северная Корея. Лидеры «восьмерки» констатировали, в частности: эта страна нарушает свои обязательства в области ядерной безопасности, что не позволяет корейскому народу на равных присоединиться к международному сообществу.

Вот, если коротко, политический контекст прошедших переговоров… Эдуард Дмитриевич, как лично вы оцениваете результаты саммита?

Э. Лозанский: Никаких глобальных решений на самом деле принято не было. Шло обсуждение текущих проблем. Самое главное решение саммита, на мой взгляд, экономического плана: Европу нужно спасать. Потому что процесс развала ЕС ни к чему хорошему не приведет… Касается это и России, поскольку Евросоюз – её главный торговый партнер.


Э. Галумов: Между тем некоторые специалисты всерьёз уверены, что Америке выгодно, чтобы ЕС распался: ведь евро удачно конкурирует с долларом, а ВВП Евросоюза больше, чем ВВП США…

Э. Лозанский: На самом деле всё далеко не столь однозначно. Во времена СССР Америка была гарантом безопасности Европы. Да, нынешний Евросоюз более независим – прежде всего именно экономически. Однако все крупнейшие американские компании имеют отделения в европейских странах, то есть прямо заинтересованы в стабильности европейского рынка.

Кроме того, продолжают развиваться и укрепляться взаимосвязи в политическом и культурном планах, в сфере глобальной безопасности. Разорвать или хотя бы просто подорвать их практически невозможно.

Безопасность Евросоюза обеспечивает блок НАТО, сердцевину которого составляют США. С единой Европой договариваться Вашингтону, конечно, легче. А если из ЕС выйдет хотя бы одна страна, то дальше вполне может произойти «эффект домино». Тогда Америке будет куда сложнее контролировать европейскую ситуацию.

Кстати сказать, в Европе довольно сильны антиамериканские настроения – это видно по многочисленным демонстрациям и митингам. Во времена холодной войны они были менее заметны, а сейчас «социальный барометр» Евросоюза демонстрирует чёткую антиамериканскую направленность. В основном против США выступают «леворадикальные» силы… А вот Россия явно настроена «праворадикально».


Э. Галумов: Когда СССР разрушили, наши интеллектуалы в эйфории посчитали, что раз коммунизма больше нет, то мы вроде как автоматически влились в западное пространство. Однако реальность оказалась не столь радужной. Были – и окончательно пока не иссякли – надежды, что Россия так или иначе станет частью западного сообщества.

Важный вопрос – в интересах ли США, чтобы Россия выступала в роли врага так называемого «свободного мира»? Или всё же лучше, чтобы мы интегрировались с Западом на основе общих ценностей и интересов?

Э. Лозанский: По моему личному впечатлению, в американском сенате пока всё-таки больше тех, кто считает, что для США выгоднее держать Россию в списке врагов или по меньшей мере конкурентов.

Белый дом и Госдепартамент США ведут политику, которая обеспечивает процветание США. Все государственные структуры Америки, включая диппредставительства, делают только то, что выгодно США… В частности, мне довелось присутствовать на слушаниях в американском сенате, когда Макфолла назначали послом в Россию. Отвечая на вопросы конгрессменов, он прямо сказал, что в своей новой должности не собирается делать какие-то «подарки» России в части послаблений для её «суверенной демократии».


Э. Галумов: Безусловно, такие соображения не могут не влиять на российских лидеров. Видимо, отказ Путина от присутствия на саммите в Кэмп-Дэвиде тоже отчасти опосредован ими. И надо сказать, Запад оказался явно не готов к подобному демаршу Москвы. Тем более что Барак Обама даже перенес мероприятие из Чикаго в Кэмп-Дэвид – чтобы отъезд президента России из Америки, совпадавший с началом саммита НАТО, не выглядел демонстративным.

Любопытна опубликованная в InoPress реакция американских и европейских СМИ на это событие. «Жест Путина» многие называют «вызовом», брошенным американцам и их друзьям по G-8. Прозвучало и такое, на мой взгляд, не очень-то серьёзное предположение: бойкотируя саммит, Путин насмешливо намекнул, что Запад можете договариваться с понравившимся ему Медведевым.

Само собой разумеется, в официальную версию о необходимости срочного формирования правительства именно президентом РФ никто не поверил. Американская газета National Review даже назвала её «типичной для Кремля прозрачной «отмазкой» с не таким уж и глубоким подтекстом». По мнению редакции, Путин просто не захотел появляться среди лидеров стран с передовой демократией, чтобы не выслушивать от них неизбежные упреки в гонениях Кремля на российскую оппозицию.

У политологов и экспертов есть и другие версии. Например – нежелание Путина окончательно перевести Россию в «политический фарватер» Вашингтона. Как вариация – после акций протеста в Москве Путин не хочет выглядеть на мировой арене ослабленным. Некоторые считают, что своим поступком Путин продемонстрировал Западу недовольство отсутствием прогресса по вопросу строительства ПРО, ну, и так далее.

Отечественные СМИ в оценках разделились. Кто-то говорит: демарш Путина подтвердил, что Россия наконец-то стала самостоятельным государством с действительно независимым руководством. Кто-то, наоборот, считает, что Путин поступил опрометчиво, что он обязан был поехать в Кэмп-Дэвид… «Риановости» убеждены, что отказ Путина в чем-то выгоден Обаме: благодаря отсутствию российского коллеги исчез повод для очередных нападок на американского президента со стороны республиканцев.

Близка ли вам какая-то из перечисленных точек зрения?

Э. Лозанский: Мне тоже показалось, что американцев уязвило отсутствие российского президента в Кэмп-Дэвиде, хотя они всячески старались это скрыть… Что касается Путина, думаю, своим шагом он прежде всего хотел убедить всех, что тандем продолжает жить.

Не секрет ведь, что Медведева даже в России мало кто воспринимал как серьезную политическую фигуру. Повсеместно утвердилось мнение, что практически все решения в нашей стране с начала нового тысячелетия принимает Путин. И ему важно было послать окружению и зарубежным коллегам сигнал: тандем был, есть и будет.

Вторая причина – Медведева на Западе действительно любят. Почему же было это обстоятельство не использовать? И я считаю, что авторитет Медведева на самом деле в ходе этой поездки укрепился.

Такой страной, как Россия, честно говоря, одному управлять очень тяжело. И Медведеву на посту президента РФ конечно же было спокойнее, когда рядом с ним работал Путин. И Путину сейчас, безусловно, просто необходима поддержка. В этом и смысл тандема.

В тех же США такой практики нет, всё «давление» падает на одного президента, и это – колоссальная нагрузка. В деле управления государством, тем более глобальной сверхдержавой, всего не предусмотришь – даже при наличии профессиональной команды. Так что опыт России в некотором смысле выглядит любопытным.


Э. Галумов: Сейчас никто не уверен, что Обама выиграет грядущие выборы. Разрыв между ним и претендентом-республиканцем Ромни незначителен. Да, если бы выборы состоялись сегодня-завтра, Обама бы наверняка победил. Но до ноября ситуация может существенно измениться.

Для нас, безусловно, далеко не всё равно, кто возглавит США. Ведь противостоящий Обаме Ромни в одном из своих последних выступлений прямо назвал Россию «геополитическим врагом №1».

Каковы ваши впечатления от набирающей в Америке обороты выборной гонки и как вы относитесь к эпатажным, мягко выражаясь, высказываниям отдельных американских политиков?

Э. Лозанский: Вы правы, делать сейчас какие-то прогнозы по американским выборам совершенно бесперспективно. Можно лишь констатировать некоторые очевидные вещи. Скажем, Демократическая партия и её приверженцы целиком и полностью выступают за Обаму, которому на самом деле удалось добиться важных результатов и в международной политике, и внутри страны. Например, понемногу уменьшается безработица, что для избирателей имеет большое значение.

Что же касается Ромни… Конечно, ему приходится искать какие-то нестандартные пиар-ходы. Обвиняя Обаму в мягкотелости, он убеждён, что российско-американская «перезагрузка» в каком-то смысле есть «предательство» интересов США. Однако, определив Россию «геополитическим врагом №1» Америки, он явно перебрал – и в американском истэблишменте это прекрасно понимают. Возможно, громким своим заявлением какие-то голоса он и приобрел, но и потерял, думается, немало. Потому что если есть враг, значит, впереди война. А это – нестабильность, которой американцы боятся не меньше других.

Следующий момент – Россия сейчас объективно приобретает ключевую роль в общей стратегии безопасности США и НАТО. Пакистан, как известно, отказывается предоставлять свою территорию для вывода из Афганистана войск американо-натовской коалиции, а Россия в этом вопросе проявила весьма разумную гибкость, выступив, по сути, союзником НАТО и США. Так что называть Россию врагом Америки – нонсенс.


Э. Галумов: Сразу после саммита в Кэмп-Дэвиде прошёл очередной саммит НАТО в Чикаго. Его участники заявили, что европейская система ПРО достигла стадии промежуточной готовности, которая уже позволяет перехватывать вражеские ракеты. В Средиземном море планируется разместить американские военные корабли, вооруженные ракетами-перехватчиками, а в Турции скоро начнет действовать радарная установка.

По итогам саммита принято специальное заявление, в котором, в частности, оговорено, что ПРО США и НАТО не направлена против России. Ее цель – ракеты, которые могут быть запущены Ираном.

Насколько можно доверять американцам и натовцам, как вы считаете?

Э. Лозанский: Дело тут не в доверии. Главное – американцы и натовцы свою ПРО доделают так или иначе. При этом нас они будут убеждать, что их система не против России, и ясно, что мы в это не поверим.

На предложение Москвы о совместной защите по секторам страны НАТО не пойдут. С сожалением приходится признать, что идея совместной ПРО не работает. О ней много говорят все заинтересованные стороны, прежде всего Россия и Америка, но когда доходит до деталей – обязательно что-то не сходится. Видимо, придётся нам удовольствоваться кооперативным сотрудничеством – то есть созданием двух систем ПРО, американо-натовской и российской, которые будут взаимодействовать между собой. Это всё-таки лучше, чем противостояние.


Э. Галумов: Помнится, в самом начале мая в Москве прошла конференция «Фактор ПРО – формирование нового пространства безопасности», в которой приняли участи более 200 политиков, военных и других специалистов из 50 стран мира, включая 28 стран НАТО. Кроме прочего, там обсуждалась перспектива одностороннего развития натовцами их ПРО, а также возможности достижения компромисса и двустороннего сотрудничества по этим вопросам. Весьма резонансно прозвучало тогда заявление о способности российской стороны нанести предупреждающий удар по объектам американской ПРО – «в случае крайней необходимости»... Надо сказать, натовцы не смогли скрыть, что чувствуют себя не очень уютно. Мне кажется, им стало понятно, что решить проблемы ПРО без учёта интересов России всё-таки не получится. Тем не менее, Пентагон назвал московскую конференцию «неплохой», хотя весомых прорывов в плане стратегического сотрудничества НАТО и России пока не видно.

Что, на ваш взгляд, необходимо сделать, чтобы перевести этот диалог в конструктивное русло?

Э. Лозанский: Думаю, Россия недостаточно информирует мировое сообщество о своих инициативах, то есть не разъясняет последовательно свою позицию в иностранных СМИ. Конечно, иностранная пресса не очень-то сама этого хочет, но в данном случае всё зависит от нашей собственной напористости. Сужу, кстати говоря, в том числе и на основании своего опыта. Вот я пишу статьи, которые предлагаю в «Вашингтон Пост». Часто к публикации их не принимают. Но если у меня есть действительно важная, «горячая» тема, то я просто покупаю место на нужной мне полосе, и они печатают всё, включая мою критику.

В Америке есть элитные газеты – примерно около 20 изданий. Если бы у нас здесь писали необходимые нам статьи и качественно переводили их, то появился бы отличный задел для того, чтобы создать информационный поток, ориентированный на разъяснение позиций России. Вот тогда рано или поздно количество обязательно перейдёт в качество.


Э. Галумов: А как вы оцениваете нынешний потенциал российской демократии?.. Я имею в виду события, разворачивающиеся с декабря прошлого года, когда наша оппозиция объявила сфальсифицированными выборы в Госдуму. Явно не умерили страстей и последовавшие весной выборы президента России.

Э. Лозанский: Все в мире относительно… Вообще-то я думаю, что никогда еще Россия не была такой свободной и никогда немалая часть российского общества не жила столь комфортно. Наверно коррупция и нечестные выборы имеют место быть, но налицо и свобода выбора.


Э. Галумов: А вот любопытно, как в Америке относятся к уличным беспорядкам? К оскорблению лидеров страны и национально-государственной символики, к созданию «стоянок» в скверах, на бульварах и улицах по примеру бомжей?

Э. Лозанский: Если есть разрешение на собрание и все проходит в рамках закона, то никаких проблем не возникает. Если же разрешения нет или в ходе акции её участники начинают использовать какие-то средства против полиции, тем более оружие, – это однозначно наказуемо.

Во время антивоенных протестов в середине прошлого века американцы иногда жгли свои звёздно-полосатые флаги, и конгрессмены довольно долго обсуждали, насколько это допустимо с точки зрения закона… К единому мнению, помнится, так и не пришли.

В Вашингтоне, Нью-Йорке и других американских городах по разным поводам ставили и продолжают ставить иногда палаточные городки или отдельные палаточные пикеты. Полиция их разгоняла и разгоняет, в том числе и при переносе в другое место... А вот что касается американских бомжей, то их обычно не трогают, если местные жители не возражают против их пребывания.


Э. Галумов: Меня вот что удивляет. Америка – страна с великолепными демократическими традициями. Это означает, в частности, что там весьма сильны оппозиционные течения самого разного толка. Но ведь никто из их оппозиционеров не подвергает сомнению право США на существование, никто не требует радикальной смены государственных и общественных институтов… Наоборот, наши оппозиционеры, приезжая в Америку, считают своим священным долгом поносить свою родину, а отдельные «уникумы» прямо требуют «гуманитарных бомбёжек» России – как единственно возможного «средства демократического лечения».

Наверняка подобные «советы» наших оппозиционеров влияют на отношение к России американской политической элиты, не так ли?

Э. Лозанский: В конгрессе США довольно часто проходят слушания по российским проблемам, и говорят о нашей стране в основном плохо. Честно говоря, трудно ожидать другого отношения, если большинство прибывающих из России визитеров в один голос утверждают, что у нас тут продолжается ГУЛАГ. Тем более что никто в России не предпринимает никаких попыток переубедить американскую общественность и изменить негативный антироссийский фон.

В самих США, кстати говоря, есть целый департамент с огромным бюджетом, задача которого – рассказывать всему миру о том, какая хорошая страна Америка и как в ней замечательно всем живётся. Действуют также мощные «мозговые центры», где обсуждается и разрабатывается «поведение» государств, их образ и имиджевые параметры.

Соответствующие отделения системно работают по России: устраивают всевозможные конференции по российским проблемам, плотно контактируют со СМИ и так далее… Именно под их опекой и находятся наши оппозиционеры: приезжают туда, рассказывают о внутрироссийской жизни, создавая своего рода «экспертный фон». Всё это, разумеется, потом просматривают специалисты, в том числе специфических структур, делая определённые выводы.

Такая постановка работы доказала свою эффективность… Уверен, что и России необходимо создавать подобную сеть «мозговых центров». Тогда изменятся и наша жизнь, и наша оппозиция. В частности, снизится количество всевозможных идеологических клише и табу, что автоматически увеличит нашу открытость миру.


Э. Галумов: Ну, в США, вообще говоря, табуированных тем тоже хватает. И у нас таковые есть и будут неизбежно. Конечно, Россия обязана отстаивать свои интересы, защищаться и контратаковать на всех «фронтах» современного мира. Только делать такие вещи надо с умом, используя в том числе и мощный американский опыт. Тогда рано или поздно появится особое стратегическое видение, с помощью которого мы сможем решать и свои, и чужие «геополитические ребусы». И диалог с Америкой наверняка будет протекать в совершенно ином ключе.

Э. Лозанский: Самое главное – обоюдное понимание сторон, что Россия и США нужны друг другу, что они больше не враги. Было бы неплохо, если бы это стало концептом американо-российских отношений, но пока, увы, такая перспектива не просматривается.

Зимние и весенние выступления в Москве продемонстрировали всем: уровень российской демократии позволяет нашим граждане самим решать свои политические проблемы. Если им что-то не нравится, они выходят на улицы столицы и других российских городов, то есть так или иначе начинают влиять на власть, пытаются заставить её слушать себя.

К сожалению, американцы представляют этот процесс несколько искажённо. Скажем, шествия и митинги на Болотной площади и проспекте Сахарова, по их мнению, есть не что иное, как начало у нас «арабской весны», имеющей главной целью ни много ни мало свержение Путина… Понятно, что жестковатая политика российского президента действует Вашингтону на нервы, однако избранный американцами путь вряд ли можно признать оптимальным.

И западная пресса относится сейчас к России куда более жестко, чем к бывшему СССР. Сплошь и рядом в ней можно наблюдать такое явление, как «правда наоборот», то есть извращение фактологии... Сомневаюсь, что это улучшит ситуацию в глобальной политике.


Э. Галумов: В советское время деньги на пиар-деятельность не выделялись вообще... В современной России более-менее понимают важность этого направления. Средства мало изыскать – надо их ещё потратить с толком. Россия помогает Америке в Афганистане – нужно говорить об этом часто и громко… Россия помогает преодолевать кризис европейским странам – и об этом молчать не следует, тем более что в данном случае молчание может быть интерпретировано весьма и весьма превратно...

В общем, необходимая фактура есть.

Чем в этом плане могли бы помочь нам США?

Э. Лозанский: На дискредитацию России разными государствами – в первую очередь, конечно, США – тратятся многомиллионные бюджеты. Мне кажется, было бы гораздо полезнее расходовать эти деньги на образование и активное общение молодежи России, Америки и Европы между собой на различных площадках – университетских, научных, общественных организаций, благотворительных фондов и т.п. Инновационные проекты во всех сферах жизни – тоже отличный способ строить доверительные и взаимовыгодные отношения.

Имеются и другие идеи. Например, мы с коллегами во Всемирном российском форуме сейчас собираемся провести конкурс по следующей тематике: «На что бы вы потратили 50 миллионов долларов, которые выделит Америка, чтобы это укрепило отношения между США и Россией?»… Уверен, что желающих поучаствовать в этом проекте будет достаточно.


Э. Галумов: Ну что же, пора подвести некоторые итоги.

Итак, Америке и Евросоюзу необходимо постоянно демонстрировать, что Россия достаточно развита, чтобы самостоятельно решать свои внутренние проблемы. Common sense подсказывает: для этого было бы весьма желательно сформировать «команду быстрого пиар-реагирования» – человек 15–20 хороших «перьев», плюс профессионалы в сфере международной политики, плюс высококлассные переводчики и редактора. Тем самым у нас появился бы настоящий «мозговой центр», способный генерировать 5–10 статей в день и методично рассылать их в ведущие мировые СМИ и информагентства.

Иначе говоря, пора нам научиться пиарить себя, свой образ жизни, свои идеи и цели, оперировать обширными базами данных и массивами самой разнообразной информации. Другими способами репутационный капитал для новой России не заработать. Это аксиома глобально-информационного мира, в котором мы живём. А аксиомы для того и существуют, чтобы им неукоснительно следовать и творчески применять. Не боясь ошибок и просчётов, потому что, по остроумному замечанию Уинстона Черчилля, «успех – это следование от одной неудачи к другой без потери энтузиазма».

Владимир Троян 19 августа 2013 18:15 цитировать
РФ вернувшись на капиталистический путь и не могла стать ближе для США: они находятся на разных ступеньках социально-экономического развития.США реализует глобализм, или в понятии либеральном глобализацию как капитализм свободного рынка от чего стремится избавиться Россия. Сторонником либеральных догм для РФ есть Медведев. Единственно правильный путь для РФ через ТС создание Евроазиатского союза. Но Для ускорения этого процесса России необходимо перейти к планированию и регулированию экономики государством т.е к тому принципу ведения хозяйства который доминирует во всех странах первого мира.
Владимир Троян 19 августа 2013 18:28 цитировать
Дело здесь не в любви а в том, что РФ и США находятся на разных этапах империалистической стадии. Стать вровень со США Россия сможет тогда, когда реализует принцип планирования и регулирования экономики государством т.е тот принцип который лежит в основе развития экономик стран Запада. Полагаю, что случись это завтра для РФ отладка работы ТС и создание Евросоюза прошло бы значительно быстрее.
Новый комментарий

 

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив